Category: россия

пусть

Донашиваю

У меня такой удел — донашивать.
Мамину красоту, папину славу, дедово пристрастие к портвейнам.
Проще всего донашивать одежду. Племянница куртку на даче бросила и уехала в Америку на ПМЖ. А я вот донашиваю её куртку, а заодно и Родину.
Труднее донашивать любовь с чужого плеча. Это ведь в шестнадцать лет она первая, а после тридцати — уже из третьих рук. Кто-то выбросил, а я подобрала. А мне к лицу.
Я и фамилию решила доносить бабушкину, хоть и потрепанную, но еще какую крепкую и живучую — ВертелА!
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
пусть

Сан-Микеле

Сан-Микеле - небольшой остров, где находится некрополь. Там хоронят венецианцев. Но волею судеб захоронены здесь и знаменитые люди из других мест. Стравинский, Дягилев, например.
На Сан-Микеле из Венеции плавает кораблик  - вапоретто. Остров совсем недалеко и хорошо виден с набережной.
Вечером издалека он мне напомнил Петропавловскую крепость.



Ну и, конечно, как многие русские, я хотела посетить могилу Иосифа Бродского на острове.
Кораблики до Сан-Микеле набивались такими же паломниками. На кладбище для них даже указатели сделали. Поэтому нашла я могилу Бродского легко. Она оказалась на лютеранском участке.
Некоторые, наверное, знают эту историю, что православные как-то засомневались в православности поэта и на своем участке кладбища отказались его хоронить, евреи тоже не были уверены в достаточности иудаизма Бродского, и только протестанты его с радостью приняли.
Collapse )
пусть

Сибирь. Хакасия. Начало

Это была на самом деле не первая, а самая последняя наша поездка - в степь, в Долину Царей, где стоят курганы, насыпанные три тысячи лет назад кочевыми племенами, сейчас там ведутся раскопки.
И увиденное - пусть удивит и вас, я фотки поставила под катом.
ВЕзде, во всех путешествиях нашим проводником и рассказчиком была Элинор Пэйт, работающая в Национальном парке Шушенское - известная писательница, исследователь Сибири и страстный биолог. Днём мы ходили в горы, вечерами я читала книги её стихов и прозы, и наверное, это время мне будет вспомнинаться как очень промантичное и полное приключений. Для такой неспортивной развалюхи Элли делалала всё возможное, чтобы  я увидела Сибирь и все её климатические пояса, и предгория Саян, и степи, и чудесные Ергаки. Спасала машина - она доставялал всюду! Вторым волшебником был муж Элли - Уэйн Пэйт, который помогал нам во всём и обладал офигенным русским юмором. Я напишу несколько постов о наших серьезных путешествиях, и я без всякой рекламы расскажу, какая безумно красивая РОссия в её диких удалённых уголках. Какие у нас потрясающие энтузиасты работают в Нац.парках, такие как Элли. И если кто захочет посмотреть настоящую Сибирь, То я советую обращаться тколько к лучшим знатокам её заповедных мест, а именно к Элли Пэйт, тем более, что в следующем году она планирует открыть свою туристическую фирму по Сибири и западному туристу есть отчего "рухнуть" в полный рост - увидев, хотя бы горный хребет Ергаки. Ергаки покажу на фото - это фантастика, и Уэйн говорит, там не менее живописно, чем в Швейцарии. Но мне кажется, что лучше Ергаки ничего нет ни в какой Швейцариии, настолько это красиво.
А сейчас степь за Абаканом...
Раскопанный курган из Долины Царей. Камни из ограды напоминают Стоунхэндж. И камни так же сложены по краям курагнов, насыпанных в виде пирамид. Камни везли издалека, более 250 км их ближайшее месторождение. КУргану более 3000 лет.

Collapse )
пусть

«Умрем, ребята, а не отдадим Севастополя»

На главной опять некая дочь офицера из Киева пишет: "...в Крыму выросло поколение людей, которые считают Крым Украиной, и не имеют никакого отношения к России". Поколение выросшее вне истории или украинизированное насильно - пусть и живет своими представлениями последних 23 лет, когда им в голову вбивали героев Шухевича и Бандеру. Но историю Крыма надо знать хотя бы немного. Потому что история - она в крови и в памяти. И никуда не денется с этой земли. И это русская история!
Читала в эти дни "Севастопольские рассказы" Толстого. Мощно. И нисколько не устарело.

"Да! вам непременно предстоит разочарование, ежели вы в первый раз въезжаете в Севастополь. Напрасно вы будете искать хоть на одном лице следов суетливости, растерянности или даже энтузиазма, готовности к смерти, решимости, — ничего этого нет: вы видите будничных людей, спокойно запятых будничным делом, так что, может быть, вы упрекнете себя в излишней восторженности, усомнитесь немного в справедливости понятия о геройстве защитников Севастополя, которое составилось в вас по рассказам, описаниям и вида и звуков с Северной стороны. Но прежде чем сомневаться, сходите на бастионы, посмотрите защитников Севастополя на самом месте защиты или, лучше, зайдите прямо напротив в этот дом, бывший прежде Севастопольским собранием и на крыльце которого стоят солдаты с носилками, — вы увидите там защитников Севастополя, увидите там ужасные и грустные, великие и забавные, но изумительные, возвышающие душу зрелища".
___________
Толстой описывает будничность подвига – люди сражаются и гибнут, не строя из себя героев, хотя они и есть самые настоящие герои, он описывает госпиталь, раненых и врачей. Где мужество без пафоса, и оттого оно пронимает до слёз. Читаешь, и будто камера движется по городу, и ты всё видишь своими глазами... И в конце Толстой подытоживает.
___________
"Главное, отрадное убеждение, которое вы вынесли, — это убеждение в невозможности взять Севастополь, и не только взять Севастополь, но поколебать где бы то ни было силу русского народа, — и эту невозможность видели вы не в этом множестве траверсов, брустверов, хитросплетенных траншей, мин и орудий <…> но видели ее в глазах, речах, приемах, в том, что называется духом защитников Севастополя. То, что они делают, делают они так просто, так малонапряженно и усиленно, что, вы убеждены, они еще могут сделать во сто раз больше... они всё могут сделать. Вы понимаете, что чувство, которое заставляет работать их, не есть то чувство мелочности, тщеславия, забывчивости, которое испытывали вы сами, но какое-нибудь другое чувство, более властное, которое сделало из них людей, так же спокойно живущих под ядрами, при ста случайностях смерти вместо одной, которой подвержены все люди, и живущих в этих условиях среди беспрерывного труда, бдения и грязи. Из-за креста, из-за названия, из угрозы не могут принять люди эти ужасные условия: должна быть другая, высокая побудительная причина. И эта причина есть чувство, редко проявляющееся, стыдливое в русском, но лежащее в глубине души каждого, — любовь к родине.
 Только теперь рассказы о первых временах осады Севастополя, когда в нем не было укреплений, не было войск, не было физической возможности удержать его и все-таки не было ни малейшего сомнения, что он не отдастся неприятелю, — о временах, когда этот герой, достойный древней Греции, — Корнилов, объезжая войска, говорил: «Умрем, ребята, а не отдадим Севастополя», — и наши русские, неспособные к фразерству, отвечали: «Умрем! ура!» — только теперь рассказы про эти времена перестали быть для вас прекрасным историческим преданием, но сделались достоверностью, фактом. Вы ясно поймете, вообразите себе тех людей, которых вы сейчас видели, теми героями, которые в те тяжелые времена не упали, а возвышались духом и с наслаждением готовились к смерти, не за город, а за родину. Надолго оставит в России великие следы эта эпопея Севастополя, которой героем был народ русский..."
пусть

Чем болели люди в 18 веке

Метрические книги писались священниками при церкви, в них вносились сведения о смерти, браках и рождении. Сейчас эти книги хранятся в архивах.
Вот сведения из метрических книг 18 века по Павловску. Из них видно, чем болели тогда, и от чего умирали. Если читать все списки подряд, то большинство скончалось от поноса, чехотки (так писалось), колотья (что за болезнь - не ясно), от водяной болезни, младенческой болезни и горячки. Я тут привела не статистику, а спектр названий  Что за болезнь мокотица - не знаю. Впрочем, как и гнилая горячка - тоже. Тут, кстати, только православный люд, иноверцы не записывались в метрические книги.

Ведомость троечастная
О  бракосочетавшихся, родившихся и умерших в 1794, в 1795, в 1796 и в 1797 году
В Павловской Их императорских высочеств даче
Исключая живущих на оной иноверцев чуждых
Православнаго грекороссийскаго исповедания
Сочиненная Павловским священником Николаем Степановым
Collapse )

Почему все куклы - блондинки? (фото)

В Павловском городском музее открылась Выставка старых кукол.
Меня позвали написать заметку для местной газеты об этом. Заметки пока нет, а фото скидываю.
Посмотрите!
Очень занятно.
Уже когда выходила, возник вопрос, почему все куклы ( кроме двух-трёх) - блондинки?
Может, кто ответит?
Брюнеток вообще не было, пара рыжих и одна темно-русая.



DSC09208

Collapse )

Эхо "Эха Москвы"

Когда я хочу поржать, я читаю комментарии к новостям на "Эхе Москвы".
Примерный диалог граждан, обсуждающих побег двух пусек из России:

_____________________________

- Предатели!

- Правильно сделали, подальше от Путина.

- Пусть расскажут там, как страна превращается в дурдом!

- Пусть не только расскажут, но и покажут где-нибудь в музее, гастрономе или мечети.

- Пусть едут… не надо будет их у подъезда караулить. Позвоночник русской кувалдой ломать.

- Ты уже застращал всех, богатырь.

- Надеюсь, доктора тебя наблюдают, если что.

- Еще один "ворцековленный".

- Надо оставшимся выделить зеленый коридор. Пусть взлохматят старушку Европу!

- Воздух в России стал чище.

- Ну, твоя-то ненависть к любому женскому полу хоть понятна. По торсу предводителя тоскуешь, противный?

- Вы это уже писали на той неделе и именно в мой адрес. У меня подозрение, что вы бот.

- Ты ж мечтал, чтобы я тебя, мужелюба, избрал мэром? Ужель забыл, лукавый?

- Понимаю, насильно заставляют проституцыей заниматься, но чтобы так, по собственному желанию...

- Плиз, прочтите в словаре, как пишется слово "проституция".

- 12 млн уже свалило в "жирные" годы. Как бы тандему один на один ни остаться.  

- Какая разница. Все равно мы где-то между Зимбабве и Нуару болтаемся.

Кермек, или поебень-трава

DSC08128

Эту бабулю знают в Коктебеле все - и местные, и отдыхающие. Она целый день на набережной с букетами кермека. 
Здесь эту траву зовут ещё иначе - поебень трава.
Не стесняются её так называть даже экскурсоводы. Хоть и посмеиваются.
Возможно, трава обрела такую славу трудами этой самой бабули, которая рекламирует кермек как средство для повышения мужской потенции.
Она зазывает проходящих мужчин:
- Подходи на приём - будет хороший подъём!
Букеты по 20 гривен. Подошедших бабуля легонько хлещет по интимному месту и приговаривает:
- Купишь за двадцать, встанет на двенадцать!
Таких присказок у неё море, каждый раз иду мимо и каждый раз - новые приколки. Народный талант, корзинку реализует очень быстро, вечером от желающих купить кермек отбоя нет.
- Чтоб ребеночка родить, надо вам букет купить! - кричит бабуля молодой паре. 
И поясняет, что кермек - трава счастья. Надо пить вместо чая. И будет вечная любовь.

*
Во чудеса! Я-то думала, что бабу Люду знают только к Коктебеле, а оказывается, она по телевизору выступает, yraz ссылку дал:





Глупый вопрос

В Москве терзала всех вопросом, зачем белят стволы деревьев? И лиственных, и хвойных. Ответы были разные: побелка защищает кору от солнечных ожогов, от болезней, от зайцев, от бомжей (!). Но самый частый ответ: через побелку отмывают деньги. Белить начали при Лужкове, до этого жители домов сами иногда белили деревья, но массового характера это не носило. Больше всего удивило, что белят сосны! Им солнечные ожоги уж точно не страшны, они прекрасно живут на юге без побелки. В общем вопросы остались. А найти в Москве не побеленное дерево практически невозможно.
DSC05861