Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

пусть

Донашиваю

У меня такой удел — донашивать.
Мамину красоту, папину славу, дедово пристрастие к портвейнам.
Проще всего донашивать одежду. Племянница куртку на даче бросила и уехала в Америку на ПМЖ. А я вот донашиваю её куртку, а заодно и Родину.
Труднее донашивать любовь с чужого плеча. Это ведь в шестнадцать лет она первая, а после тридцати — уже из третьих рук. Кто-то выбросил, а я подобрала. А мне к лицу.
Я и фамилию решила доносить бабушкину, хоть и потрепанную, но еще какую крепкую и живучую — ВертелА!
пусть

Вокруг села Шушенского

Я всё разбираю свои фотки из Сибири.
И под конец года понимаю, что Сибирь - это самое красивое, что я за весь год видела. Эти берёзы, тайга. Даже шалаш, в котором коротал ссылку Ленин - и он стоит в необычайно красивом месте. Здесь лёгкий, прозрачный лесок, и березы очень-очень белые. Они другого вида, чем в нашей полосе - берёза повислая.
Въезд в Нац. Парк


На территории Национального Парка "Шушенский Бор" находится шалаш, в котором Ленин любил собираться со своими соратниками. Жил он постоянно в селе Шушенском. А в шалаше революционеры читали и переводили запрещенную литературу. Говорили на запрещённые темы. После чего охотились в лесу на глухарей. Короче, приятно проводили время.
И сейчас шалаш выглядит почти как тогда. Внутри деревянный, снаружи - дёрн.


Collapse )
пусть

Сибирская тайга, середина октября

Тайга - она разная. Есть горная - если лезть в предгория Саян, есть на равнине - там как густой лес с кедрами и другими породами деревьев. В середине октября в тайге уже лежал снег. Обычно он выпадает в ноябре, но в этом году рано.
Огромные грузди под снегом. Калина красная. Кедровый запах. Мне этот день в тайге запомнился как счастливый. Я очень люблю калину красную - у неё косточка в виде сердечка.
Проводником с тайге и по горам Сибири был лучший знаток животного и растительного мира Сибири, сотрудник Нац. парка "Шушенский" Элинор Пэйт, Она проводит уникальные экскурсии по Хакасии! Никто лучше неё не расскажет про здешние места, потому что она сама выросла в селе Шушенское (про Шушенское расскажу чуть позже) и любит сибирскую природу с детства.
Элли водила нас на гору Борус! Я поднялась не очень высоко, а Элли ходила до перевала как большинство сибиряков. Они и правда очень крепкие и медведей совсем не боятся! Элли принесла мне с перевала камешек жадеит и зеленый листочек багульника, и ещё мы видели вечером как ухнула в лесу огромная белая сова.




Collapse )
пусть

Сибирь. Горы на границе с Тувой. Природный парк Ергаки

Национальный парк Ергаки для меня открыла Элинор Пэйт и её муж Уэйн Пэйт. Они по серпантину поднялись в горы, в сложную погоду и сумели показать такую нереальную красоту, что я и не мечтала, спасибо им огромное! Элли - великий энтузиаст-биолог и знаток знешней красоты!





Collapse )
пусть

Матвеич

Ходила сегодня на кладбище к маме.
А потом пошла на могилу Александра Матвеевича Нестеренко, редактора "Царскосельской газеты". Его не стало в 2002 году. В Пушкине его многие помнят, он сделал много доброго, очень много. Бескорыстный и отзывчивый, душевный и юморист, как же все его любили, и горожане, и писатели местные, с которыми он дружил.
Я когда увидела его впервые, сразу подумала - на моего отца похож. И он оказался добрым, как отец.
Пришла к нему совсем незнакомая девочка с улицы, и он внимательно отнёсся, стал печатать в газете мои рассказы.
Уже на похоронах, я узнала, что у многих похожие истории. Скольким же он помог, впервые опубликовал. Поддержал бескорыстно.
Рядом со мной плакал поэт Максим Швец, сказал, что так плакал только по отцу.
И я так плакала только по отцу.
Рыдали все девочки из редакции.
Был на похоронах и депутат Геннадий Озеров, обещал памятник поставить Матвеичу.
Через несколько лет мы снова  виделись с Озеровым на могиле Матвеича, и он опять прилюдно клялся при всех нас, что памятник будет. И мы верили.
Ведь именно из-за предвыборной компании Озерова Матвеича и довели до могилы. Он поддерживал оппозиционного Озерова, а правящая партия давала редактору газеты по башке, грозили уволить, топали на него, вот и не выдержало сердце. Нестеренко говорил, что имеет право публиковать все предвыборные материалы, а не только одну сторону...
Озеров, благодаря поддержке Нестеренко, выиграл те выборы. Уже после смерти Матвеича.
И вот прошло 12 лет, посреди шикарных каменных надгробий простой крест с почти стертой надписью, где имя Нестеренко уже трудно прочитать. Бурьян в пояс, видно, что очень давно никто не приходил сюда, совсем никто... И так стало горько, сколько он сделал для всех нас, так-то собираемся вроде - вспоминаем, а памятника нет. Всё ждём, что депутат Озеров обещанное исполнит, как будто не ясно, что все политики одинаковы подлы...
На первом фото - Матвеич.
На второй - вечер памяти А. Нестеренко. Сбоку от меня Максим Швец, Сережа Выжевский, напротив с гитарой - Саша Изотов.

nesterenkonesterenko4
пусть

Жареный папоротник

Когда-то давным-давно наш питерский поэт Риу дель Магра научил меня жарить папоротник. Собирали мы его в Павловском парке, но можно и в лесу. Срывают только самые верхушки молодых листьев, когда они ещё сочные и скручены в улитку. Вот эти упругие зелёные улитки жарят минут пять-семь на подсолнечном масле с солью. Получаются хрустящий жареный папоротник. Сегодня как раз собрала, нажарила. Экзотика по-северному.
Пишут в комментах, что есть можно только папоротники орляк и страусник. А другие бывают и ядовитые, но я их не видела.

DSC08200
Collapse )
пусть

Сайменские озера. вчера

Вмёрзшие во льды яхты, бескрайнее пространство, засыпанное холодным снегом, и нет почти людей на нём, во все стороны бело, пустынно, и только где-то собака, человек, как точки на белом ватмане, не крутятся штурвалы, и "Хуанита" не плывет, и ноги быстро промокают и мерзнут, если бы ни глинтвейн в термосе, то долго бы не продержалась, но корабли меня завораживают, могу часами смотреть...
DSC06843
Collapse )
пусть

Воркута

Питер - город большой. Но, как и в маленьких городках, встречи назначаются у памятника Ленину.
Обнявшись с Ларисой возле Ленина, смотрим друг на друга, смеёмся.
- Ну что, пошли ко мне?
И понеслась Воркута... Цветущая тундра.
Сок томатный в хрустале, долма в виноградных листьях, капуста квашеная, лук-перо.
Пили водку, от которой не пьянеешь. И не мутнеет голова. И не болит сердце.
Есть же люди, от которых не болит сердце! Счастье, что они есть. Они как противоядие от тех, которые рвут сердце на куски.
*
- Он приехал ко мне через 16 лет. Подружка прибежала: «Лариска! В семь вечера Володька ждёт тебя у ресторана «Север»».
В Воркуте – это лучший ресторан, мы в нём обычно гужевались.
Я с работы. Вся разбитая, башка болит. Накануне было минус 31 и вдруг плюс два. Прошу подругу - помоги. Она меня в ванную потащила, накрасила, юбку свою принесла - синюю плиссированную.
Я вышла из такси, от волнения кусок юбки дверью прищемила. Сердце обмирает. А в «Севере» - ремонт, пусто в залах. Стою растерянная. И вдруг на лестницу Володя выходит - встречает меня. Он стол накрыл, договорился, чтобы нас впустили.
Из «Севера» как обычно к друзьям: песни петь под гитару, танцевать, гулять до утра.
Володя всего на три дня приехал в Воркуту. И я захотела подарить ему на память картину. Цветущую тундру.
Художников в то время много жило в Воркуте. И питерские, и московские. Пошла к одному парню молодому. У него по стенам авангард: кубы какие-то, тётки голые. Прошу его нарисовать мне цветущую тундру для Володи.
Он меня усадил. Я рассказываю ему, какой Володя человек редкий, чистый. Мой сыночка Вадик никого ко мне не подпускал, а к Володе подошел, взял за руку и попросил: «женитесь на моей маме».
Познакомились мы на танцах. Я – молодой бухгалтер, он – главный инженер. Пригласил меня. А у меня и платья тогда не было нарядного, купила отрез шелка японского, накинула на плечи. Шелк по краю не подшит, в танце  начал рассыпаться. Володя мне и говорит: «У вас все платье в нитках, вы поправьте».
И пригласил меня на следующий день у обелиска встретиться, в двенадцать.
Я проспала и забыла. А в два часа дня за мной забежали подруги, позвали куда-то в гости обедать. Проходим мимо обелиска, а там мужчина мечется, ко мне подбегает: «Я ждал вас, уже почти отчаялся». Подруги всё поняли, ушли без меня...
А мы  с Володей гуляли, зашли к нему домой. У него из мебели только шкафы с книгами. И стол посередине завален воблой, а под столом - ящик шампанского!
Пришли его друзья, смотрят на меня. Воркута - город небольшой.  Красивых женщин всех знают, а я им незнакома.  «Вы сколько здесь?» - «Три года»... Я ни с кем роман не заводила. А Володя покорил меня, он умница такой, рассказывал про Че Гевару, стихи Высоцкого читал, с ним душа улетала...
И вот 16 лет прошло. Приехал. Захотел меня увидеть. Уже женатый, ребёнок. Но не забыть... такой любви не встретил больше.
Рыдаю взахлёб, рассказываю художнику, какая я несчастная.
А художник достаёт рюмки, коньяк мне наливает:
- Вы счастливая женщина. Обычно мужчины не помнят своих женщин. А он к вам через 16 лет приехал. Я нарисую для него тундру.
Через три дня пришла. Не вижу картины. Наверное, обманул. Снова плачу.
Художник говорит: «Ну обернитесь же, вот она...».
Цветущая тундра, низкое воркутинское небо. И на холме фигурка в белом платье.
 - Это я?
- Это символ белых ночей.
Несколько лет назад мои знакомые ездили в Крым. И случайно повстречались там с Володей. Он, как и мечтал, купил дом у моря. И над камином у него – моя «Цветущая тундра».  Он каждый вечер смотрит на неё. Когда ему плохо, он думает о женщине в белом платье, и её любовь согревает его. Он не знал, что это были мои друзья. И рассказывал им про Воркуту, и про меня. Друзья только потом догадались, что я и есть та самая Лариса...
*
...Воркута, цветущая тундра, долма, хрусталь.
Не знаю, почему я плачу.  И вспоминаю мальчика, с которым на первом курсе мечтала сбежать на Север, искать розовую чайку...
- Нисколько голова не замутнела, Ларис.
- От разговора по душам и не мутится. Я попросила Вадика купить нам хорошей водочки, сыночка старался.
- Замечательный он у тебя.
Наши сыночки уже под два метра.
Наша жизнь перемахнула через середину.
Но наши возлюбленные – вечно молодые. И всё цветёт там где-то наша тундра...
пусть

Иматра

В Иматре единственный в мире  памятник самоубийцам.
Местечко страшно-красивое, водопад на Вуоксе и внизу огромные камни.
В начале 20 века среди петербургской молодёжи было модно бросаться в этот водопад от неразделенной любви. Специально приезжали сюда, чтобы романтично расстаться с жизнью. Явление было настолько массовым, что крестьянам, которые жили ниже по течению, выделяли деньги на своевременное захоронение трупов.
А одно время даже существовал запрет: на Финляндском вокзале не продавать молодым людям билет в один конец на Иматру. Все знали, чем это закончится... Сейчас бы, наверное, коммерческими автобусами возили самоубийц к водопаду, да ещё с инструктором.
Недалеко от водопада стоит памятник девушке-самоубийце,  разбившей голову о камни.

Про другую девушку в Иматре ходит вот такая легенда. Якобы она любила парня, а родители не дали им пожениться, и она прыгнула в водопад. И теперь в центральном отеле города по коридорам бродит её тень, а парень, который её любил, превратился в кошку, и ему поставили памятничек в виде кота на крыше отеля. Так что влюбленные – кот и привидение - никогда не расстаются.
Местечко, как вы поняли, веселое. Если не выпить, то камни так и манят к себе, листья летят и летят в эту пропасть...
Осенью водопад «выключают», он только летом работает, плотина сейчас сухая, перекрыта. Раньше водопад был натуральный, но потом реку перегородили, так что теперь и броситься не во все времена года можно. Да и нафиг оно сдалось... Жизнь и так короткая, чтобы гробиться во всяких водопадах. Я вот себе ушанку купила дурацкую в этой поездке, чтобы зимовать дальше.
DSC05848

Collapse )