Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

пусть

Донашиваю

У меня такой удел — донашивать.
Мамину красоту, папину славу, дедово пристрастие к портвейнам.
Проще всего донашивать одежду. Племянница куртку на даче бросила и уехала в Америку на ПМЖ. А я вот донашиваю её куртку, а заодно и Родину.
Труднее донашивать любовь с чужого плеча. Это ведь в шестнадцать лет она первая, а после тридцати — уже из третьих рук. Кто-то выбросил, а я подобрала. А мне к лицу.
Я и фамилию решила доносить бабушкину, хоть и потрепанную, но еще какую крепкую и живучую — ВертелА!
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Розовая шинель

Розовая шинель, так я называю свое пальтишко.
На все пуговицы застегнута. Поднят воротник.
Юленька, я люблю тебя.
После всего пережитого, никто так не полюбит тебя,  как я.
Ни все эти мужчины. Которые создают видимость твоего неодиночества.
Но что они знают о тебе?
А ты про себя знаешь всё. И всё равно любишь, хотя плохого знаешь больше.
*
Розовая шинель маленького солдата. Который честно сражался за глупости, внушенные ему с детства – великие цели, великие жертвы ради них. Всё прописали ещё классики, как лучше убиваться в этой жизни – за веру, за Отчизну, за любовь.
И ты так долго убивалась...
Война так где-то и идёт. И кто-то погибает.
Но маленький солдат он перестал вести войну. Она изранила его и не дала победы.
Спасти детей и дом – вот всё, что удалось плохому неумелому солдату.
Который и в своих стрелял, и в самого себя, и много перебил невинного народу – зачем и сам не знает, кается и плачет, и слезы капают на розовенькую шинель.
Под ней обрывок сердца, обмотанный ужасной болью.
- Закинься феном?
Фен из тех времен ещё в кармане розовой шинели.
Мой лучший друг – феназепам. Я улыбаюсь. Я помню всё. Свои неврозы, пустоту. Потом покой. Помноженный на бесконечность.
И я люблю себя. Такую.
Шинель. Застегнута. И поднят воротник.
Обрывок сердца бьётся под шинелью - не для войны. А для того, чтоб видеть этот жёлтый лист на клене, и свет, скользящий сквозь него. И много ещё разного такого… чего так хочется почувствовать. Пока живая.
*
И да.. мужчины, ну куда ж без них - без них не застегнуть замок на бусах.

пусть

Сан-Марино

Есть такое крошечное государство Сан-Марино. Самое старое государство Европы, никогда не менявшее своих границ.
Со всех сторон оно окружено Италией.
Живут там беззаботно, населения всего 33 тысячи человек. Овец пасут, зерно выращивают, вино делают.
Туристы (до 3 млн. в год) зачем-то приезжают сюда, манят их всякие красоты вокруг и крепость старинная на горе, куда туристы в основном и лезут.


А лезут они, чтобы им открылись красивые виды вокруг.



Collapse )
пусть

Негры в Париже

Париж это так банально, что аж зашибись.
То самое чувство, когда тебе описывали всю твою жизнь с детства некое расчудесное местечко – а ты приехал туда. И понял, что в Торжке было не хуже. И электричка в аэропорт Домодедово ну просто точная копия электрички из аэропорта Шарль де Голль в Париж, только мусора за окном в Париже больше.
Справедливости ради.
Вина и сыры здесь офигенны, ничего подобного нигде. Нереально вкусно!
А так. В Париже я больше всего полюбила негров. В них энергетика. Европейцы ужасно выхолощены, будто десятилетия толерантности сделали из них биороботов. Негры же – приветливы по-настоящему, они ещё не настолько тронуты цивилизацией. И с ними тепло и приятно здороваться за руку, они хитроваты и едят с аппетитом, сплетничают и в общем похожи на обычных людей.


пусть

Маньяна

(у меня ноут сломался, пишу в тетради, изредка на работе переношу в комп рассказы, этот был написан ещё в тот день, когда метро в Питере взорвали)

**********

Встретила соседа во дворе. Говорит он:
- В России перспектив нет, в Парагвай надо ехать...
- А как общаться там будете?
- Самоучитель купил. Уже и слово одно  выучил. Маньяна.
- И что оно означает?
- Завтра.
Маньяна... Я попробовала слово на языке, маньяна распускалось почти как сирень и пахло удивитеельно вкусно.
- А на чём поплывёте в Парагвай? На "Академике Фёдорове"?
- Точно, на нём самом, я и в Российское географическое общество вступил, - горделиво признался сосед.
- А у меня брат часто плавает на "Академике Фёдорове" в Антарктиду.
Если жив ещё брат... Метро ведь сегодня взорвали, он тоже как обычно ехал на работу...
- Так а чего тебя брат не берёт в Парагвай?
- Он простой учёный, как ему меня на "академик" протащить?
Сосед оглядел меня и радостно вздохнул:
- Я бы тебя взял, но ты же не свободна...
- Да, я несвободна.
Мы снова вздохнули. Из кулька у меня протекала струйкой квашеная капуста.
- А жена твоя Наташка где? - спрашиваю.
- В узбекистан к маме уехала на десять дней. Там хорошо в Узбекистане, нет санкций, там американцы, англичане повсюду снуют, жизнь кипит, Наташка хоть порадуется.
- Да, опять же виноград, орехи... Хорошо.
Маньяна...
- Конечно, - - замахал руками сосед, - Узбекистан - свободная демократическая страна, , это не у нас тут... Узбекистан - классно! Но Парагвай лучше... Я бы взял тебя туда...да сама знаешь...
Я кивнула, бельё сохло на верёвке, пахло солнцем и ветром.
Моего соседа Марка контузило во время войны в Афганистане, он состоит на учёте в местном психо-неврологическом диспансере как псих. Я люблю с ним поговорить, потому что и меня контузило, не помню где.
Маньяна...
Как же я люблю наш маленький городок, как же я его ненавижу.
Мне кажется, что и на небеса мы переселимся все вместе - вот такими же кварталами, подъездами, дворами. Зная друг друга с детства, со школы, с милиции, с диспансера...
Мы попрощались с Марком. Капуста стекала из кулька. Я позвонила брату. За час до взрыва он проехал на работу как раз через Сенную.
И было зашибись как хорошо. И листья распускались на сирени.
Маньяна.
пусть

Мариночка


 19 февраля Мариночки не стало, а её Живой Журнал так и стоит открытый, он очень живой, талантливый, проникновенный. Читайте, помните.
Есть и её страничка на прозе ру, там очень хорошие истории и рассказы.
Мне нравится миниатюрка "Гранат".Collapse )
пусть

Там где клён шумит

Устала я адски от работы, купила литр вина, "Каберне" Краснодарский край, Темрюкский район, родина моя. Наливаю. Дрянь конечно. Не родина, а вино.
Спрашиваю сына:
- Ты помнишь наш ларёк на 21 километре?
- Помню. С зелёной крышей. И мужик там пел у микрофона по вечерам.
"Опустел тот клён, в поле бродит мгла", под такую песню только и напиваться, до чего душевная.
Стоял ларёк прямо возле жд платформы. Набивалось полно народу. Послушать.
А у меня как раз развод был - слушания в мировом суде, душевный надлом, ходила в ларёк вечерами, пила да плакала.
"поросло травой место наших встреч"
Однажды напилась, а денег не хватает заплатить, я в ужасе, звоню Ваське на тф:
- Сынок, денег принеси.
А ему лет семь.
Васька свинку-копилку разбил и принёс мне всю мелочь, чтобы за пиво расплатиться, до дома меня довёл, а я всё напевала "А любовь как сон стороной прошла", блин, как же давно всё это было...
Нет того ларька. Мы давно не живём на 21-м километре...
И ребёнок вырос в отличного парня.
А песня душевная так и бередит сердце, и Сергей Дроздов исполняет её лучше всех, светлая ему память, "Синяя птица" - это и сейчас круто...
А чего выпить решила? День смерти отца сегодня. Сколько бы лет ни прошло, всё плачу.
Папка, как же мне не хватает тебя.
Обидно, что брат не вспомнил уже.
А я никогда не забуду.

пусть

гуси

Друг говорит:
- Смотри, гуси облетают с деревьев.
- Как?
- На листьях... Они кричат "га", а люди, разинув рты, на них изумлённо смотрят...
Я присмотрелась. И правда. Маленькие гуси летят на кленовых листьях, на ясеневых... весь город в летающих гусях. Пришлось по дороге домой купить кисточки и как-то это нарисовать.

пусть

жить в богеме

- Я хочу жить в богеме, - скучала я.
- Хорошо, пошли выпьем в «Арт-студио».
Мастерская художников - на соседней улице. Принадлежит она контуженому в Афганистане Марку. А пьют в ней все маргиналы района.
- Без водки нас туда не пустят.
- Бери. На антресолях «Пшеничная».
Взяли водку и пошли жить в богеме.
На порожках «Арт-студио» подозрительный замес, уже все пьяные.
- Тсссс! Марк сейчас занят, у него сидит крупный заказчик из Швейцарии.
От художников разит перегаром. Они еле удерживают равновесие на порожках.
- А мы не к нему, мы к Наташе Агарковой. Хотим взять её стихи в литературный альманах.
И напираем.
- Говорят же вам, сейчас все заняты - у нас гостит крупный бизнесмен из Швейцарии.
Надо было сразу водку доставать, но мы давно не ходили в богему. И забыли правила.
Одного из наших литераторов толкнули в плечо. От обиды он вырвал грабли, воткнутые перед входом в студию. И кинулся ими грабляться.
- Ты чё?
- А ты?
- Где Марк?
- Он занят, у него богатый заказчик из Швейцарии, большие деньги.
Люди начали пинаться и сыпаться с лестницы.
Художники кидались в нас камнями, литераторы спихивали с крыльца их ящики для цветов.
- Разбей им лампочку!
- Сейчас скворечником получишь, сука!
Посыпались вывески над мастерской.
Представители богемы дрались до полного изорвания одежды и смятия всех бархатцев на клумбе.
Дальше приехала милиция.
Бизнесмен из Швейцарии был извлечен на порожки.
Им оказался вонючий бомж из Павловска.
- Мы вчера этого типа забирали в Павловске, а сегодня он уже здесь, - удивились менты.
Алкаш щурился, не понимая, почему его называют бизнесменом из Швейцарии. И покорно ушёл в полицейскую машину.
А мы уселись на траве напротив «Арт-студио».
- Повеселилась?
- Ага. Так и знала, что врут они про бизнесмена. Вот она - жизнь в богеме. Погромили «Арт-студио» граблями и все радости.
- А ты что думаешь, в Париже лучше? Там тоже самое.
- Чушь! Там настоящая богема, - я представляла за столиком импрессионистов, возвышенные беседы об искусстве, Моне, Мане и всё такое...
Через неделю художники протрезвели, принесли литераторам извинения. Оторванную вывеску над мастерской прибили. Ящики с цветами поставили обратно.
Только грабли найти никто не смог.
- А грабли-то куда подевались? - удивлялась я.
- Ты же сама сказала: выкини их, на них отпечатки пальцев.
- Ах да, я и забыла...
Мы снова курили возле «Арт-студио» и Марк нас вдохновлял:
- Теперь нам надо в Парагвай. Такие люди там нужны. Иван Афанасьевич Беляев основал в Парагвае первую русскую колонию ещё в 19 веке. И сейчас как никогда там нужна русская богема! В Парагвай, друзья мои! Нас тут не ценят, надо в Парагвай! Входите, - распахнул он перед нами двери «Арт-студио», - мы всё обсудим. Сперва надо вступить в Русское Географическое общество, чтобы бесплатно сесть на корабль до Антарктиды, а дальше расскажу наш план... Ну, кто пойдёт за водкой?
пусть

52-67 ЛДЕ

Я соврала тебе, что не привязываюсь к вещам.
Есть вещи, которые я люблю почти как свою собаку, а это очень много.
А эту машину я любила, может, даже больше.
 Купленная в 78 году она принесла нам столько радости!
Мы набивались в неё большой семьей. И ехали на дачу в Васкелово на выходные, и вереница таких же разноцветных Москвичей тянулась по трассе.
- Тогда иномарок не было, Жигули да Москвичи, Волги реже.
- Теперь уважаешь тех, кто ездит на стареньких Москвичах, особенно, когда машинки блестят.
В гараже паутина, как в старинном замке...
После смерти отца прошло 15 лет, и машина стояла все эти годы.
Кожаные сиденья из кожзама. Поглаживаю их в последний раз.
- А магнитофон сохранился?
- Да, он в багажнике лежит.
- У вас и аптечка с тех времен? Чудеса.
Паренёк толкает машину, сама она не заводится.
- Колодки поржавели, я тросом её вытяну из гаража.
Сначала я хотела сдать машину в лом. Три тысячи. Вывозит фирма.
У меня не сохранилось вообще никаких документов на машину. И наследство не оформлено.
- Как мы будем везти её на эвакуаторе через город без документов? Хоть бы какую бумажку.
Вот и не верь в чудеса... Сегодня утром с антресолей выпал пакет из-под кофе...и я вспомнила, что папа в нём хранил ключи и документы. Сунула руку, нашла техпаспорт на Москвича.
Но я не сдала машину в лом. Я продала её пареньку лет 25.
- Я восстанавливаю уже второй такой Москвич, мне постоянно нужны детали - что-то заменять, чинить.
- Понятно, на органы пойдёт. А номера забрать нельзя?
Паренек качает головой.
Я хотела взять на память. Хотя зачем? И на том свете меня разбудят, вспомню: 52-67 ЛДЕ, Москвич 412, ИЖ, цвет «айсберг». Жёлтые сиденья. И стеклянный наконечник с коробки передач, памятный. Я его тихо скрутила и положила в карман. Хоть что-то...
В этой машине мы были все вместе. Счастливые, дружные. Я, мама, папа, брат, бабушка, уже позже – жена брата. Потом мы ездили на этой машине в деревню с мужем и нашими детьми. Москвич служил семье как верный пёс.
Когда умер мой отец, почему-то никто не стал переоформлять машину. Но мои дети просто так ходили в гараж навестить Белого друга, заводили его, выкатывали из гаража, проверяли как он... Друг ведь.
Я соврала, что не привязываюсь к вещам.
Некоторые вещи я люблю почти как людей – они уходят и мне грустно.
Паренёк дал мне те же три тысячи, но всё-таки не в металлолом...
Платон спросил:
- Мам, а ты не спросила того парня, какой у него номер гаража? Я как-нибудь схожу к нему проведать нашу машину.
- Нет, не спросила...
Всем вещам и людям отведено своё время, которое они пробудут с нами, дальше - мы уже без них.