Category: литература

пусть

Донашиваю

У меня такой удел — донашивать.
Мамину красоту, папину славу, дедово пристрастие к портвейнам.
Проще всего донашивать одежду. Племянница куртку на даче бросила и уехала в Америку на ПМЖ. А я вот донашиваю её куртку, а заодно и Родину.
Труднее донашивать любовь с чужого плеча. Это ведь в шестнадцать лет она первая, а после тридцати — уже из третьих рук. Кто-то выбросил, а я подобрала. А мне к лицу.
Я и фамилию решила доносить бабушкину, хоть и потрепанную, но еще какую крепкую и живучую — ВертелА!
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
пусть

Чем болели люди в 18 веке

Метрические книги писались священниками при церкви, в них вносились сведения о смерти, браках и рождении. Сейчас эти книги хранятся в архивах.
Вот сведения из метрических книг 18 века по Павловску. Из них видно, чем болели тогда, и от чего умирали. Если читать все списки подряд, то большинство скончалось от поноса, чехотки (так писалось), колотья (что за болезнь - не ясно), от водяной болезни, младенческой болезни и горячки. Я тут привела не статистику, а спектр названий  Что за болезнь мокотица - не знаю. Впрочем, как и гнилая горячка - тоже. Тут, кстати, только православный люд, иноверцы не записывались в метрические книги.

Ведомость троечастная
О  бракосочетавшихся, родившихся и умерших в 1794, в 1795, в 1796 и в 1797 году
В Павловской Их императорских высочеств даче
Исключая живущих на оной иноверцев чуждых
Православнаго грекороссийскаго исповедания
Сочиненная Павловским священником Николаем Степановым
Collapse )
пусть

"Оставьте: это спор славян между собою"

DSC07250

Несколько дней назад мы с vitakel пили чай в музее Пушкина, у нас в Царском Селе. Музей - всего 8 комнат. Дачу Китаевой Пушкин снял в 1831 году, чтобы жить тут с молодой женой Натальей Николаевной. Здесь он был счастлив. Я сделала снимки комнат, в них многое, как было тогда.
Старейшая сотрудница музея С. А. спросила:
- Не доводилось вам пить чай в доме Пушкина?
Конечно, нам не доводилось. Мы пили чай, а С. А. рассказывала, как в этом доме Пушкин приветливо принимал молодого Гоголя, служившего в ту пору учителем в Павловске. На этой даче Гоголь впервые прочитал "Вечера на хуторе близ Диканьки".
Заговорили про Украину и Россию.
200 лет прошло, а Пушкин актуален, как будто вся история по кругу.
Вспомнилось стихотворение "Клеветникам России", которое Пушкин написал как раз на этой даче, в 1831 году, оно посвящено восстанию в Польше, которая на ту пору входила в состав Российской империи.
Европа (к которой и обращается Пушкин), и в частности, Франция всяко ратовала за военное вмешательство и поддержку Польши, а Пушкин писал патриотические стихи, за что его осуждал друг Вяземский, считая такой ура-патриотизм неуместным. Но верноподданническая часть общества встретила стихи Пушкина с восторгом.
И даже "москали" тогда уже существовали.  Адам Мицкевич сразу написал ответ Пушкину - стихотворение "Друзьям-москалям", в котором обвинил Пушкина в предательстве идеалов свободы. Как все напоминает нынешние споры... Писателей и блоггеров... Про Украину и Россию.
Collapse )
пусть

Штиль лебен. или жить тихо

Недавно поэт С. пожаловался:
- Это ведь ненормально! Что писателей стало больше, чем читателей. Где нормальные люди? В Царском Селе невозможно человека сбить на улице, чтобы это был не поэт! Невозможно в аварию попасть, чтобы это был не потомок знаменитости.
На днях баба подрезала меня сзади на машине, стали документы оформлять для ГАИ, она пишет фамилию: «Бианки». Я: «Родственница того самого?». Она: «Да, я замужем за его внуком».
О ужас, а вчера мне под колеса бросилась фигура подвыпившая. Я выскочил, а это поэтесса К.! Успел притормозить, литература едва не понесла невосполнимую потерю.
Где нормальные люди, Юлька, скажи!  Где?

***
У нас тут - штиль лебен, - улыбнулся Игорь. - Утром катался на лыжах в Екатерининском парке, вечером  рассказ писал, хочу прочитать его вслух!
Над нами висела огромная луна. Мы шли на соседнюю улицу Новую в мастерскую художников Наташи Агарковой и её друга Марка.
- Давно собирался тебя с ними познакомить. Большие оригиналы.
Дверь открыла крошечная женщина с двумя седыми косичками.
- Оооо, гениальный художник Игорь Болотов! Урра! А мы тут 23-е празднуем!
-  Знакомьтесь. Юля. Она живёт на Оранжерейной и тоже пишет стихи.
Какие стихи? Не пишу я нифига стихов. Чего только ни наговорят про человека. Игорь мой сосед по дому с рождения, плюс он учился в одном классе с моим братом, плюс мы знакомы так давно, что Игорь мне уже почти как дальний родственник, а так бы и не пошла я никуда....
- Все к столу.
- Марк, - мужик в камуфляже тряс мою руку. - Я работал на Узбекфильме, на Ленфильме. На киностудии Дефа. В Голливуде. Вы видели нашу шоколадную комнату?
- Нет.
- Пойдемте же скорее!
Марк показал комнату, все стены которой оклеены цветными обёртками от шоколадок.
- Мы с Наташей играем в шахматы, и кто выигрывает, тому шоколадка. Стараемся разные покупать. Чтобы ярче стены были.
За столом у Марка сидел какой-то художник по керамике, а ещё сценарист, портретист, издатель и тд и тп...
- Сейчас начнем слушать сценарий фильма про Чечню, потом рассказ Игоря, потом послушаем синопсис книги Марка. А потом Наташа Агаркова прочтёт нам свои новые стихи.
Я тихо сползла под стол...
- Урра! У нас тут будет как у Репина - литературные чтения! - радостно верещала Наташа.
Я поняла, что мой вечер погиб.
И вспомнила поэта С.
- Юлька, где нормальные люди?? Чтобы поговорить про пироги, про шашлыки, про баб?
- Давай с тобой про пироги, про баб. Про жизнь, наконец!
- Да! Я тут стишок об этом написал, сейчас тебе прочту, послушай... Он длинноват, зато про жизнь, про настоящую.

***
Я смотрела в окошко. Кушала блины Наташи Агарковой (спасибо ей, добрая душа) и думала про баб, про мужиков. Не слыша, что читали сценарист, издатель, портретист. Они мешали мне есть и жить. Нормальной жизнью!
- Юлька, не парься, мы все тут обречены на культурное иго, - утешал Игорь. - Смотри, какая полная луна. Штиль лебен.
пусть

Держите нас в курсе!

В последнее время старший сын часто употребляет выражение «держите нас в курсе».
- Что это значит?
- Когда на какой-нибудь форум программистов приходит дилетант и начинает нести чушь, ему говорят: «Держите нас в курсе».
- А какую чушь?
- Например, обсуждаем мы новейшие технологии, а он говорит: «А у меня телефон такой крутой, там игра на 30 фпс». Ну ему и отвечают: «Держите нас в курсе»...
*
В нашем маленьком городке сложно найти работу, тем более студенту. Но компьютерщики везде нужны. Вирусы погонять, программы поставить. Кинотеатр, гостиница. Что-то да нужно наладить...
Вызывают сына в Дом культуры. Там ревизора ждут.
Бухгалтер говорит:
- Поставьте нам такую программу, чтобы проверочная комиссия не смогла восстановить документы, удалённые из корзины. Иначе мы засунем жёсткий диск в микроволновку.
- А зачем в микроволновку?
- Прожарить всё и стереть.
- И как стирается в микроволновке, хорошо?
- Ещё не пробовали.
Поставил он им программу, постирал, чего хотели.
- Спасибо.
- Да, держите нас в курсе...
В другом месте сайт взломали. Восстановил. Попросил их придумать новый пароль для компьютера. Пишут день и год своего рождения. Не подходит, сложнее надо. Тогда они имя котика написали по-английски.
- Пускай. И держите нас в курсе.
В другой раз отправили в местную гостиницу камеры наблюдения подключить к компьютеру.
Старенький охранник переживает и огорчается:
- Ну вот, теперь будет видно, как я на диванчик сажусь. А бывает, и прилягу.
На ресепшене девчонки заволновались:
- А камера покажет, что мы по телефону болтаем? Не хотелось бы...
Сын настроил камеру таким образом, чтобы деда было не видно. Только - девчонок.
- Спи, дед, спокойно. А вы, девчонки, держите нас в курсе...
*
Сегодня приносят мне рукопись, читаю - жуть какая безграмотная. И чего с ней делать?
- Извините, рассказ не совсем по теме номера. Но вы приносите ещё и... Держите нас в курсе!
Само вырывалось!

Девяностый псалтырь

Моя знакомая Надя со своей подругой Чернышкой ходили сегодня к бабке.
- Она гадает по фотографии. Снимает порчи, улучшает карму, привораживает и прочее.
Сколько Надя заплатила, не колется. Видимо, так много, что стыдно признаться.
Пошла она с фоткой сына - узнать, почему лоботряс запустил учёбу в институте. Чернышка принесла портрет мужа, разведать, почему тот бегает к другой. И если можно - привязать его покрепче.
Бабка открыла для Нади много неизвестного: мол, ты родилась, ты умрешь, свекровь во всем виновата, жизнь трудна, с детьми непросто и нужно терпение. И я тебе помогу.
- Как?
- Она сказала: сыну надо прочистить чакры, и для этого требуется читать каждый день 90-й псалтырь.
- Наверное, псалом?
- Нет, она сказала - 90-й псалтырь. Тогда все чакры откроются. И он вернётся в институт.
Прочистить чакры девяностым псалмом! Бабка креативит, я еле сдержалась от смеха, чтобы Надькину веру не порушить.
- Псалтырь - одна из книг Библии.
- Ну что ты говоришь, какая книга? Это молитва. Чего я, Библию не видела? Вот, читай, - и достает бумажку, на которой нацарапано, как рецепт: «читать, псалтырь, 90».
Вечером я скачала с интернета и распечатала большими буквами девяностый псалом.
Надька попыталась читать:
- А ты за меня не можешь? У меня ничего не получается.
- Ага, и успокоиться вместо тебя, и помолиться, она ж тебе поручила. Кстати, что с Чернышкой?
- Чернышке отказали, слишком всё запущено, никаких денег не хватит на привораживание. И чего у них с Вадиком такое происходит, что даже бабка им псалма подобрать не может?
- Хорошо, хоть тебе подобрали,- видимо, за прочистку чакры не так дорого берут.
Сейчас Надя обдумывает, на кого бы переложить чтение молитвы. Пытается привлечь бывшего мужа, он вроде как и соглашается - ради сына.

Поэты Царского Села. Михаил Прокопцев

Когда обмануты поэты,
Когда пророки во хмелю,
Когда в обойме сигареты,
Я говорю себе, что сплю.

Когда жена вскрывает вены,
А я опять лежу в траве,
И ветры брошенной Вселенной
Шумят в пробитой голове.

Я знаю точно - я в начале.
А может просто - за углом.
Кольцом на мраморном причале
Звеню, скрывая свой излом.

И равнодушие, как парус,
Трещит под ветром пустоты.
Канаты слов давно порвались,
Потерян якорь высоты.

Когда мне нечем улыбаться,
Когда уже опасно жить,
Когда совсем нельзя остаться
И так сомнительно спешить,

Я вижу: там, в конце дороги,
Под позолотой - вечный крик.
И ноль в проигранном итоге
Забыт, как высохший родник.

ПОЭТЫ ЦАРСКОГО СЕЛА: СЕРГЕЙ АЛЕКСЕЕВ

Принцесса спального района

Принцесса спального района,
Наследница двух смежных комнат,
Здесь небо пусто и бездонно -
Как глаз твоих холодный омут.

Здесь край имперского упадка,
Скрип на зубах цементной пыли
Здесь умирать легко и сладко
Непоправимо молодыми.

Жизнь выцветает до момента
По - королевски нищей сути,
Здесь срез несущих элементов,
Того что было, есть и будет.

И мы вовеки не отыщем
Возможность вырваться из круга
Заботы о питье и пище
Боязни потерять друг друга.


Песок и Коран

В городах захваченных змейкой шуршит песок.
Нам бы жить иначе, да только Аллах жесток.
Предсказали птицы нашу с тобой беду-
У глухой границы верить в свою звезду.

Азиатский месяц - синий кривой клинок,
И солёной взвесью - вечная пыль дорог,
Только путь созвездий - медленный караван.
В этом грустном месте нужно читать Коран.

Кто ты есть, прохожий - воин, мудрец, дурак?
Наши кости сгложет стая степных собак.
Города сотрутся в пыль, в голубой песок.
Я хотел вернуться, да только Аллах жесток.


Бомжиха Лена пляшет у ларька

Бомжиха Лена пляшет у ларька
Пока я собираю стеклотару
Нашла себе, шалава, дурака
И хочет выпить, как всегда, на шару.

Вот с-с-сука, попрыгунья-стрекоза!
Как выпьет «Льдинки», так поёт и пляшет
С «Шавермой» рядом скачет как коза,
И ватником над головою машет..

А я, блин, обеспечивай семью..
Вот женщины, отродье крокодила.
Из-за неё худею и не сплю
Хоть раз бы за бутылками сходила!

Пора, давно пора её послать!
Мы, мужики, неравнодушны к стервам,
Они и рады кровь у нас сосать,
Растрачивать наш капитал и нервы!

Мы, русские, отходчивый народ,
В нас много искромётного веселья,
Как пляшет Лена, если подопьёт!!
Я всё прощу, хоть пьяный, хоть с похмелья.


Где играют дети

Где играют дети в отвалах песка и шлака,
Где из верхних окон ещё не уходит солнце,
На окраинах время спит в ожиданьи знака -
Пролетит самолёт,
Простыня голубого цвета
Оглушающе рвётся.

Мы ведь тоже играли в войну у залива неба,
Где жестокий ветер дует согласно розе.
Видишь, мальчик на склоне песчаной горы, а мне бы
Чтоб не сбылось, что будет убит он в такой же позе.

В это время дня поцелуй отдаёт железом,
Предсказанность круга - усталость небесной воли.
И любая плоть повторяет другую срезом,
И в любых глазах ожиданье нездешней доли.


Что тебе рассказать

Что тебе рассказать про огромное небо окраин,
Про великий покой безмятежно гниющей реки?
Это можно назвать не особо удавшимся раем -
Да зови хоть тюрьмой, всё равно мы с тобой земляки.

Что тебе рассказать про кусок зачерствевшего хлеба
Про пролитую кровь, про легко позабытую честь?
Ты же знаешь, в глазах есть кусочек огромного неба -
Небо видело всё, и осталось таким же, как есть.

Что же, смейся и плачь, это стоит и смеха и плача.
Это стоит любви, стоит страха и стоит венца.
В грустной сказке про нас никогда не случится иначе -
Мне уже всё равно не придумать другого конца.