Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

пусть

Донашиваю

У меня такой удел — донашивать.
Мамину красоту, папину славу, дедово пристрастие к портвейнам.
Проще всего донашивать одежду. Племянница куртку на даче бросила и уехала в Америку на ПМЖ. А я вот донашиваю её куртку, а заодно и Родину.
Труднее донашивать любовь с чужого плеча. Это ведь в шестнадцать лет она первая, а после тридцати — уже из третьих рук. Кто-то выбросил, а я подобрала. А мне к лицу.
Я и фамилию решила доносить бабушкину, хоть и потрепанную, но еще какую крепкую и живучую — ВертелА!
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
пусть

Что знаю я?



Пока я выбирала дом своей мечты, уже прошла моя жизнь. В совсем другом доме.
Пока  я выбирала мужчину своей мечты в романтичном фэнтези, мой фильм медленно докатился до 50-го кадра. И рядом со мной оказался добрый верный комик де Фюнес.
Пока я выбираю что-то, жизнь выбирает за меня и каждый раз, я поражаюсь, как этот фокус происходит? Ведь вроде я, но выбирает нечто свыше…

Эта мысль посетила меня на улице Зои Космодемьянской, когда я несла папку с бумагами из офиса. Я смотрела на старенькие двухэтажные дома – осенью эти дореволюционные балкончики и колонны кажутся такими милыми, несмотря на упадок всего их внешнего антуража. И я глазела на их трещины и стены, мечтая – вот бы в этом доме жить… Или в том.  И вдруг я поняла, что мне не жить – ни в том, ни в этом. Судьба – не ерунда, и только юность верит в мифы.
 А ты стоишь среди сухого ветреного листопада, красненьких рябинок, и слёзы капают - всё решено! Везде и всюду. И сердце замирает – как же так? Всё решено! Давно. Когда? Сама не  знаешь…
И может, это хорошо. Могло быть хуже. А может, это плохо? Ты и этого не знаешь.
- Что знаю я?
Так говорил знакомый мне американец, который прожил десять лет в России. Он театрально  разводил беспомощно руками, и сразу было ясно всем, насколько всё неясно... В событии, в поступке. В человеке.
- Что знаю я?
Теперь - это одно из моих главных утешений.
пусть

Минусинск

18-летний будущий писатель Аркадий Гайдар в здешних местах боролся в 1922 году с атаманом Иваном Соловьёвым, который звал себя императором тайги.
Прислали Гайдара из Москвы в Ачинско-Минусинский боевой район для укрепления местного ЧОНа (частей особого назначения), но выделили ему в подчинение всего 40 человек. И как бороться с бандой в несколько сотен бойцов, было не очень понятно.
В годы перестройки представили дело так, что Гайдар в Минусинске зверствовал, топил хакасов в проруби целыми деревнями, рубил головы собственноручно по многу штук в день. Прославился этой бредовой клеветой в частности писатель Владимир Солоухин.
Как оказалось, никакие документы зверства Гайдара не подтверждают, а совсем наоборот. (см. книгу "Аркадий Гайдар - мишень для газетных киллеров", Борис Камов готовил эту книгу 20 лет, собирая архивные материалы и документы, донесения того же Гайдара, которые он писал почти каждый день. Кстати, Камов предлагал родственникам Гайдара подать в суд на Солоухина за клевету и они бы суд выиграли). Так вот, Гайдар действовал очень разумно, имея малые силы, он не чуждался переговоров с атаманом, и довел дело до того, что банда распалась и все шло к сдаче атамана и остатков его отряда и прощению их Советской властью. Но почуяв скорый успех, местные ЧОНовцы заревновали к мальчишке Гайдару и попытались его оклеветать. Гайдар оправдался, но его уже к этому времени отозвали из Минусинска учиться в Академию Генерального штаба. Однако стресс, что он пережил в Сибири, когда его могли и свои расстрелять ни за что, и в лапы к бандитам он мог попасться неоднократно, привели к тому, что он сорвал себе нервы. Обострились другие травмы, начались болезни, и он не смог учиться в Академии и дальше идти по армейской карьере, хотя ему там светило большое будущее. И в результате Аркадий Гайдар стал писателем. Сейчас в Минусинске деревянная изба - детская библиотека - названа его  именем.
А сам Минусинск очень интересен провинциальной купеческой архитектурой - домиками, вроде этого.



Сохранился в Минусинске и Спасо-Преображенский собор начала 19 века. Есть легенда, что в нём венчались Ленин и Крупская. Но это всего лишь легенда, специально созданная, чтобы сохранить собор от уничтожения в годы сов. власти. Другие церкви в Минусинске были взорваны или закрыты. А венчались Ленин и Крупская в селе Шушенском, и та церковь не сохранилась.


Collapse )
пусть

Тысяча и один жёлтый нарцисс

Тысяча и один жёлтый нарцисс.
Слова, сказанные десятки лет назад, только сейчас открывают свой смысл.
Слова, сказанные сейчас, раскроются не раньше, чем через десять лет. Поэтому не спеши отвечать на них.
Спеши сажать деревья, рожать детей.
Всё остальное подождёт.
Дедушка, наши вишни вырубили, наши абрикосы выкорчевали. Нашего дома детства давно нет.
Вася говорит:
- Когда я стану сказочно богатым,  я куплю дом и посажу персиковый сад.
- Васька, и я хочу сад. И чтобы в нём росли оливки.
- Оливки не в России?
- Какая разница, земля такая маленькая, чтобы переживать в какой части света ты посадил деревья, главное, что ты сделал это.
Я не раз сажала яблони на даче, но это было всё не то.
Я, как Ницше, ищу свой вечный Юг.
Абрикосы моего детства… меня оставляли возле них на табуреточке и бабушка удивлялась:
- Почему она такая спокойная? Сидит себе неподвижно и час, и два.
Я наблюдала, как ползут муравьи по щербатому стволу абрикосы, это гипнотизировало. Интереснее этого ничего не было.
- Большую часть жизни я потратила на переживания о никчемных людях. Лучше бы я сажала деревья. Смотрела на муравьёв. На то, как солнечные пятна перемещается на абрикосовых листьях.
...Тысяча и один жёлтый нарцисс качаются надо мною.
Самое нужное мы выращиваем сами. Если ты посадил тысяча и один жёлтый нарцисс, они зацветут. Для тебя.


*древние римляне встречали жёлтыми нарциссами победителей, возвращавшихся с битвы.
пусть

"Оставьте: это спор славян между собою"

DSC07250

Несколько дней назад мы с vitakel пили чай в музее Пушкина, у нас в Царском Селе. Музей - всего 8 комнат. Дачу Китаевой Пушкин снял в 1831 году, чтобы жить тут с молодой женой Натальей Николаевной. Здесь он был счастлив. Я сделала снимки комнат, в них многое, как было тогда.
Старейшая сотрудница музея С. А. спросила:
- Не доводилось вам пить чай в доме Пушкина?
Конечно, нам не доводилось. Мы пили чай, а С. А. рассказывала, как в этом доме Пушкин приветливо принимал молодого Гоголя, служившего в ту пору учителем в Павловске. На этой даче Гоголь впервые прочитал "Вечера на хуторе близ Диканьки".
Заговорили про Украину и Россию.
200 лет прошло, а Пушкин актуален, как будто вся история по кругу.
Вспомнилось стихотворение "Клеветникам России", которое Пушкин написал как раз на этой даче, в 1831 году, оно посвящено восстанию в Польше, которая на ту пору входила в состав Российской империи.
Европа (к которой и обращается Пушкин), и в частности, Франция всяко ратовала за военное вмешательство и поддержку Польши, а Пушкин писал патриотические стихи, за что его осуждал друг Вяземский, считая такой ура-патриотизм неуместным. Но верноподданническая часть общества встретила стихи Пушкина с восторгом.
И даже "москали" тогда уже существовали.  Адам Мицкевич сразу написал ответ Пушкину - стихотворение "Друзьям-москалям", в котором обвинил Пушкина в предательстве идеалов свободы. Как все напоминает нынешние споры... Писателей и блоггеров... Про Украину и Россию.
Collapse )
пусть

Оксана Хомич. Львовская львица

Моя подруга Оксана, вот сидим мы с ней сейчас на кухне, и она только что от руки написала стих, а я переношу его сюда.
В её теле две древних славянских крови - украинская и русская, кровь она на два рукава разлить не может и не понимает этой вражды. Мать - русская, отец - из Львова. Поэтому она просит опубликовать своё стихотворение

Что скажешь, независимая Рада,
виновница раздрая и распада,
кормящаяся с НАТОвского склада,
гордыней упразднившая родство?

Когда бы знал непобедимый Рюрик
про неизбежность самостийной дури -
дыру проделал бы в поганой шкуре,
продавшей Западу свой статус-кво!
пусть

царскосельская карлица

- Тебе надо объявить себя царскосельской карлицей.
- Так крупновата я для карлицы.
- А ты начни тренироваться. Ходи, пригибаясь по квартире... вприсядку. Отращивай горбы.
- Ты расскажи мне. Как...
Наливаю себе вина. Устраиваюсь поудобнее у скайпа. Слушать.
- Ну вот, захочешь ты поцеловать мужчину, а тебе не дотянуться - надо лесенку подставлять. А лесенки нет. Ты смотришь на мужчину и плачешь.
Или купила ты десятитомник Диккенса, а как домой нести – не знаешь, тебе не удержать. Сидишь и плачешь возле церкви.
И в магазине гречу-килограмм с высокой полки не достать. Стоишь и некого позвать...
С гусями во дворе разговариваешь. Рассказываешь им про свою жизнь – юдоль скорби.
А ночами пишешь печальные красивые стихи, стукая носом по клавишам.
- Почему носом?
- Потому что руки у тебя отнялись.
- А ноги?
- Только одна, но у тебя есть палка и протез.
- Нет. Я хочу, чтоб руки были у меня.
- Ну ладно, пусть одна останется. Чтобы листать страницы в Диккенсе.
- А дальше что?
- Бродишь ночами ты по городу. Заунывно, как шарманщик, под окнами чиновников орёшь. Мол, моим стихам как винам настанет свой черёд. Тебе пособие сразу выпишут персональное. Как почётной карлице Царского Села. И заживешь ты припеваючи.
-  А дальше?
- Упали мы с тобою с чердака все в побелке – и прямо на обеденный стол...
- Нет, это другая сказка... ты перепутал!
- Ну ладно, я отдохну и дальше расскажу.
- И про гуся?
- И про гуся...
Показываю молча в скайпе: одной рукою – как гусь щиплется. Другою – братец-гусь, он всегда спит.
И ничего не надо пояснять. Все наши сказки старые-престарые, им не один год...


 
пусть

лес

Только что вернулась из леса, шли по дороге, сделанной из бревен, она очень длинная, раньше так мостили улицы в древнем Новгороде, когда сгнивали старые бревна, поверх клали новый слой. А эта тропа в лесу несколько километров тянется, а на бревнах выросли опята, просто в сказку попала...

P1210164
Collapse )
пусть

Лестницы, по которым не подняться...

В прошлом августе написала эту миниатюру, прошел почти год, что-то изменилось, что-то нет, но каждый раз, когда я вижу вот такие лестницы из тени, вспоминаю...

DSC01823

Самое дорогое всегда хочется удержать.
Но ты уже знаешь недейственность слов, они как просроченный клей. Как запыленный скотч. Не держат.
От отчаяния начинаешь увеличивать слова caps lockом, утяжелять их приставками «бес».
...Бесконечно. Бессрочно. Бессчетно.
Но уверенность отваливается от этого мира, не прикрепляясь к нему ничем.

*
В который раз август напоминает мне, что есть лестницы, по которым никогда не подняться.
Тень от балкона легла на солнечную стену – ступенями, перилами. Иди и поднимайся. Если ты - тоже тень.
А если ты тот, кто не может подняться по тени, то зачем ты плачешь?
Зачем ты плачешь о нём?
Есть вещи, которые и в самом деле невозможны между двумя. Можно большее, можно меньшее. Но невозможное - оно не измеряется никакими степенями возможности.
Увидев эту лестницу из тени, я поняла. Нельзя каждый день подниматься на Эверест...

*
Я шла по влажному пустырю. Под ногами хрустели улитки, сотни улиток.
Два бомжа бухали на обломках какого-то дерьма.
- Иди к нам! Иди к нам.
- Да. Сейчас.
Пустырь огорожен забором. Но бомжи знают лазейку, и я знаю. Надо свернуть за помойку, пройти через горы мусора. Мимо сожженного дома.
Дальше - яблоневый сад. Много деревьев и заброшенных грядок.
Набив сумку яблоками, увидела знакомый разрез листьев.
На юге конопля выше, а здесь чахлая. Но посеял же кто-то...
Напихала конопли поверх яблок. Назад той же тропкой.
- Иди к нам! Иди к нам.
- Да. Сейчас.
Главное поувереннее говорить, и никто не стронется с места. Ни я, ни они.

*
Яблоки - в сахарный сироп. Коноплю – сушить.
- Курить будешь?
- Нет, повидло делать.
Я всё ещё разговариваю с Надькой. Хотя мы год уже не виделись. И вряд ли увидимся.
Я всё ещё разговариваю с Матвеем. Он тоже тут:
- Все прогрессивное человечество пишет про секс с глобусом. Про секс с бычками в томате. Про секс с батоном городским. А ты о чём пишешь?..
- Я? -  я немного растеряна, что он пришёл поговорить.
- Завязывай с соплями.
- Завязываю.

*
Гороскопы перестали совпадать со мной. Линии на руке пересчитали читаться.
Но даже когда линии судьбы стёрты, можно провести их самому. По воздуху, по небу, по воде.
пусть

зачем я фотографирую вишни

DSC03647
Чем хороша молодая девушка: у неё голова ещё не сильно забита спамом.
Есть в памяти что-то из школьной программы, какие-то данные из Универа. Небольшое количество файлов о короткой личной жизни.
А женщина за сорок! Оооо, у неё в голове загружено столько (причём некоторые загрузки не доведены до конца, но и не стёрты), что страшно включать.
Часто мужчины выбирают молодых подружек не столько из-за фигуры, сколько из-за того, что им приятна незагруженность женской головки. И  места много свободного - можно свои файлы и установки разместить.
А сорокалетнюю только и чистить от спама в мозгах, от недоудалённых программ, от сбоев настроек. И памяти свободной  у неё уже почти не осталось, всё забито старыми файлами, фотками, играми.
И как с этим бороться?
Ведь и сама устаёшь от себя - такой... Хочется свежести восприятия, незамутнённости взгляда, отсутствия предзвзятости. А где их взять? Если жизненный опыт ого-го.
Вот и тянет всё время на природу, к цветам, воде, листьям. И хочется общаться с детьми и животными. Они дополнительно не замусоривают. И даже кое-что удаляют из спама. Очищается свободное место на «жёстком диске». И мы становимся уже не такими жёсткими. И иногда можно поверить в ерунду и глупость и посмеяться как в детстве, просто так - на ровном месте...