Юлия Вертела (vertela_julia) wrote,
Юлия Вертела
vertela_julia

Category:

Мои гастарбайтеры - история отношений

гастеры

Жили у меня разные жильцы. Первых, помню, ужасно испугалась. Дагестанцы, как показывают в фильмах про боевиков: бородатые, со шрамами, угрюмые мужики.
                Говорят, будто приехали местное РУВД ремонтировать. Ну, я про себя: «Знаю, как вы его будете ремонтировать!» и сразу представляю на месте РУВД свежевзорванный пустырь.
               Сдала я им квартиру и в тот район больше не ходила, всё ждала взрыва РУВД. Не состоялось - ни взрыва, ни ремонта. По первому снегу уехали дагестанцы домой. Говорят, работать и жить в Питере - себе в убыток.



*

У меня с дагестанцами был договор на год. А прошла только осень, и вдруг они перед Новым годом решили съехать, не предупредив заранее, оставив меня без оплаты за следующий месяц. А где мне найти других жильцов сразу?
              Я на деньги рассчитывала. После развода на мне долг висел за квартиру - 50 тысяч, повестки в суд приходили, что выселят, и детям надо было хоть какие подарки.
              Даги попросили неделю на сборы. Я порылась в инете, сколько стоит квартира посуточно, и выставила им счёт. За неделю - семь тысяч.
             Они:
              - Нас работодатель обманул, не расплатился, можно дешевле?
              Мужчины одеты в летнее, без шапок, ёжатся, мёрзнут, я им верю.
              Но мне  бывший алименты не платит, детей кормить надо.
              - Семь тысяч, - отрезала, чувствуя себя сукой из сук.
              - Мы постараемся собрать.
              Они могли меня напарить.
              Они могли не заплатить ничего. Запросто.
              Что я знала о них? В договоре указаны какие-то ...оглы и дикий посёлок.
               Но их паренёк принёс мне тогда эти 7 тысяч.
               Как сейчас помню: стоим мы с ним в тёмном подъезде. На мне - красивая шуба из прошлой жизни, на нём - летняя ветровка и белые кроссовки на тонкой подошве.
               На улице минус 30.
               - Мы не любим оставаться должны, тем более женщине, - протянул мне деньги красными озябшими руками и посмотрел так... что временем не смывается.

*

Квартира после дагестанцев  пропахла дымом, грязью и чем-то тяжким.
               Валялись шары из бильярда, домино.
               На стене висел календарь:
               «Религиозная организация мусульман Санкт-Петербурга «Аль-Фатх»
              15 ноября (9 зуль-хиджджы) Йаум-Арафа - стояние у горы Арафа.
              16 ноября  (10 зуль-хиджджы) Ид аль-адха Курбан-Байрам - праздник жертвоприношения.
               Ниже много непонятных цифр и слов.
               Данное расписание действительно на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области»
               На подоконнике начирикано:
               «Чего на земле сейчас только не происходит, и только самые красивые глаза в мире читают мае смс».
               После дагов квартира навсегда утратилась мною как территория детства. Где жила семья, где выросли мы с братом. Где 45 лет была малая родина на 55 метрах..
               Теперь она стала просто сдаваемой внаём площадью.

*

Следующими пришли киргызы. Они были спокойнее и безопаснее, чем и понравились сразу.
               Но если даги честно жили на квартире вшестером, то киригизы, которым я сдала по договору жильё в количестве пяти, поселились там целым аулом, так что пересчитать их не могли ни участковый, ни соседи.
               Сначала киргизов было четверо, потом шестеро, потом десять, потом  я перестала считать.
               Как они помещались в трёхкомнатной смежной хрущёвке? Не знаю.
               Плита и газовая колонка не выключалась никогда.
               Износ старых стен перевалил за сто процентов.
               Киргизы заливали соседей снизу. И подпаливали соседей сверху.
               Не выдерживали трубы, не выдерживали жильцы дома:
               - Выгоните этих чурок, их целый аул прячется в квартире.
               Но как поймать? И доказать, что договор не соблюдают.
               Перед моим приходом - а я всегда предварительно звоню по телефону - они выходят на улицу, рассаживаются на скамейках во дворе, думая, что я их не замечаю. И ждут, когда я уйду, чтобы вернуться в квартиру.
               О реальной численности киргизов я догадываюсь по списку дежурных по кухне: там было 8 женских имен. А ведь у каждой из них - мужчина, отец, брат...

*

Сегодня я пришла в квартиру неожиданно. С агентом Катей, и она прошлась по комнатам. Там сидело больше десяти женщин и маленькие дети. Мужчины на работе
               Катя заглянула на балкон: головы, головы, головы - прячутся.
               Открыла кладовку: головы, головы, головы.
               Ванна закрыта, шумит вода и голоса - там тоже прячутся.
               А нам надо поговорить со старейшиной.
               Квартира выставлена на продажу, после смерти матери она стала наша с братом - пополам.
               Брат год жил в Антарктиде на полярной станции и вот приехал, хочет продать наследство и поделить деньги.
               И покупатель есть, внёс задаток. А значит, надо скорее освободиться от жильцов.
               Я наняла агента по недвижимости Катю, самой мне с ними никак.
               С дагестанцами было проще, а тут - Восток.
               Они усаживают за стол, достают лепёшки, мёд, чай и заговаривают зубы. Я ухожу и ничего не решаю. А они говорят: ты добрая хозяйка и живут дальше.
               Поэтому была нужна Катя

*

Квартира как срез жизни страны.
               В ней жили скромные учёные. Теперь - скотоводы-азиаты.
               Полированная мебель 70-х годов выброшена на балкон. На полу постелены одеяла и ковры. В той комнатке, где раньше читала «отче наш» моя бабушка, - мусульманские молитвы.
              Вынесены трупы умерших русских. Бегают дети киргизов. Они живучие.
              И мы уходим
              из квартир,
              из страны,
              возможно - из истории.
              А они материализуются из воздуха.
              Они спят вповалку.
               - Смотри, как эти слабые места, эти бреши сразу занимаются новыми силами, пришедшими из других земель, - говорю я сама себе. - Они, как сорняки, поглощают площади, освобождающиеся от культурных посевов. Они заполняют каждую трещину, каждый кусочек. Сочные и свежие, они растут поверх выродившихся посадок, ставших для степняков всего лишь почвой.
              Шкафы и книги ликвидировали, оставили только Чингиза Айтматова.
              Пол и тряпки. Степь и шатёр. Хлеб и чай.
              Просто и красиво.
              Для тех, кто принимает.
              Для тех, кто сдаёт и сдаётся.

*

Друг говорит: как ты могла им вообще квартиру сдать. В Москве им никто не сдаёт, потому что они по частям разбирают квартиры, даже фрамуги выносят.
              Я пошла глянуть на балкон: не вынесены ли фрамуги?
              Пока на месте.

*

Самый старый киргиз - он мудрый. Не кричит и не ругается в отличие от молодого. Он понимает, что им не надо уезжать отсюда, что они тут зарабатывают. А потом покупают у себя в Киргизии по 300 тысяч трёхкомнатыне квартиры в домах, которые им построили русские ещё при совке. Из которых они русских выгнали. И снова сюда приехали заработать на русских. Так что ругаться с нами - невыгодно.
               Киргизы работают на фасовке рыбы.
               Расчётный листок за март:
               Сотрудник Кочкорбай кызы Бууниса, должность - обработчик рыбы.
               Оплата по окладу - 15 тыс.
               Жакыпбаева Дилия Кубанычбековна.
               Оплата по окладу - 11 тыс.
               Усенбай кызы Гулмайрам.
               Оплата по окладу - 25 тыс.
               600 тысяч уже накопили за год. Две квартиры на родине.

*

Катя жёсткая. Она сама снимает с ребёнком жильё.
               Её саму из дома мужик выгнал. Она сама живёт почти впроголодь.
               И заработок для неё сейчас превыше всего.
               Она сказала киргизам, что они должны сдать ключи в восемь вечера.
               А им куда ехать?
               - Пусть едут в гостиницу, 500 рублей с человека в день!
               - Может, у тебя есть для них варианты? - умоляю Катю.
               - Чего ты их жалеешь?  Вчера им два варианта предлагали, но пока они кочевряжились насчёт комиссионных, варианты ушли.
               Жильцы заплатили мне за месяц, а я их выселяю на 10 дней раньше, они требуют вернуть разницу в 8 тысяч.
               - Верни им!
               - Киргизы залили соседей снизу, потому что испортили кран в ванной. А под нами евроремонт, и, чтобы соседи в суд не подавали, я им обязалась выплатить за ремонт натяжного потолка 10 тысяч, и после этого мне ещё что-то надо киргизам возвращать??? - у меня тоже терпение лопнуло.
               - Ну что  ж, будем выселять их с ОМОНом, - злится Катя. - Пригрожу им завтра милицией.
                Недавно похожую квартиру с милицией расселяли на Толмачева - два часа «китайцев» под руки выводили - столько их там было. Прятались в шкафах, под одеялами.
               Соседи написали жалобу, что вонь, и тараканы, и бесчисленное количество людей.
                Вывели 30 гастарбайтеров - как тридцать богатырей из пучины.
                Теперь там живут восемь белорусов - официально.

*

Киргизы не уехали в восемь вечера. Остались до утра. Утром Катя нашла им новую трёшку-хрущ, и они начали переселение на соседнюю улицу.
              - Откуда опять вода?!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
              В последний день киргизы снова залили соседей снизу.
              - Неужели решили отомстить?
              Нет, это не месть, а наивность дикаря.
              Узнав, что квартира продаётся под перестройку, молодой киргиз отвинтил краны на кухне. Засунул в карманы и довольный ушёл, перекрыть воду не догадался.
              Сосед влетел тут же:
               - Твои киргизы меня опять залили. С тебя ещё 5 тысяч за слив воды с подвесного потолка на кухне. И те десять тысяч за ремонт в ванной, ты помнишь?
               - Помню.
               Пятиметровый потолок явно не стоит этих денег... И где сосед купил такое говно, что оно так быстро покрывается жёлтыми пятнами?  И столько стоит...
                Старый киргиз, увидев, что я почти плачу, вздохнул, подошёл и протянул соседу 5 тысяч. С поклоном.
               - Виноваты. Мой сын дурак. Какой дурак! Зачем он это сделал?..

*

Киргизы забрали всю старую мебель, мне она всё равно не нужна. Диван, на котором я выросла. Кровать, на которой умер мой отец.

Напоследок старый киргиз попросил подарить швейную машинку. Его жена строчила на ней, пока жила у меня.
               Старенький «Зингер». Машинка на которой шили моя бабушка и мама. Мне вдруг очень захотелось её отдать этим людям, которым нужно.
               Моя бабушка тоже когда-то кочевала с детьми и тоже шила вечерами одежду и бельё на всю семью...
               Если разобраться в генах и позвонках памяти, мы и сами корнями из чистых степей и полей, где остались наша сила и память. И предки наши -  кочевые степняки.
               Но в киргизах осталось больше древней силы.
               А в нас - почти забылось.
               - Берите машинку, конечно. И одеяла тоже.
               - А можно и занавески эти красивые?
               - Можно.
               Они радовались, как дети. И у меня совершено не было на них зла. Да и у них на меня - тоже.


Tags: Юлия Вертела, современная проза
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 330 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →