?

Log in

No account? Create an account

vertela_julia


Юлия Вертела

Донашиваю Родину


Иорданская пустыня и храм Гроба Господня
пусть
vertela_julia
Дети были ещё маленькие, когда я жила с ними всё лето в деревне, читала там неспешно Ветхий и Новый Завет. Других книг там и не было, а эти почему-то были. И как-то всё мечталось мне блуждать то по Палестине. То как Моисей в пустыне очутиться где-то.
Ну вот она... пустыня, та, по которой шёл когда-то Моисей с Синайского полуострова. Безлюдные сухие горы, почти без растительности. Как тут можно 40 лет ходить? Ума не приложу. Ни воды, ни еды. А что за обувь у них была? Пока ехал автобус - 4 часа от Эйлата до Иерусалима, всё тянулись эти безлюдные места, которыми блуждал Моисей. Мёртвое море. Где-то в там в горах - природные пещеры, где жили отшельники ессеи, оставившие свои знаменитые свитки.
И вдруг - это случилось совершенно внезапно - горы стали зелёными! Земля обетованная - теперь я поняла, почему она так названа. Пустыня кончилась. Козлята пасутся, склоны, заросшие чем-то весенним с красными цветочками - возможно, маками.
Иорданская пустыня меня бесконечно впечатлила. Я бы смотрела на неё и смотрела...
...На следующий день сидим на ступенях перед храмом Гроба Господня в Иерусалиме.
- Почему я ничего не чувствую? Что в этих камнях? Скажи.
- Сила. Тени рыцарей вижу, крестоносцы… госпитальеры, тамплиеры. У стены плача древняя животная сила. А в этом храме более тонкая энергия, поднимающая, уносящая, это как летать во сне, меня начало отрывать от земли и поднимать.
Количество паломников - огромное, я ничего не соображаю. Иерусалим и так весь полон суеты, а в храме - реки людей. Очень много африканцев, я даже не думала, что среди них есть христиане. А они очень истовые, идут строем и по бумажкам молитвы распевают.
Бесконечная очередь в кувуклию - пещерку, в которой был похоронен Иисус и откуда он воскрес, я занимаю очередь три раза и три раза ухожу.
Снова сижу на ступенях, просто блуждаю по городу, жду, когда друг достоится в очереди.
В Храме Гроба Господня всё время торжественно сменяются "караулы" священников - сирийцы, копты, армяне, греко-православные, католики, эфиопы.
Пели и наши, вдруг слышу "Воскресение твоё Христово славим" - на русском поют.
Удивительно, что под одной крышей столько разных священников службы служат. И две Голгофы! Католическая и православная. Голгофа вовсе не огромная гора, как я думала, а небольшой холм или скала. Она тоже под крышей храма сейчас.
Паломники чудесны...
- Мы красили церковь в селе, одну стену недокрасили и начался дождь, везде идёт, а там где мы красим - сухо. Я стою - одно плечо мокрое, другое - сухое, вот какие чудеса Господь творит!
Некоторые паломники один раз в гробницу сходят, другой, третий, сколько успеют до закрытия. Не зря ведь ехали.
А я вышла из очереди, так и не зашла в кувуклию, я ещё не созрела. Чувствую так. Мне и на ступеньках было хорошо на солнышке.
Впечатлило то, что люди выходили реально со слезами на глазах, просветлённые - говорят, что поднимает их сила какая-то. Я за них радовалась.
А я купила у коптов свечи - 33 штуки, их положено тут же зажечь в храме - всю пачку, и тушить надо специальной штукой, а я её не увидела сначала, и когда у меня в руках всё заполыхало, тушила пенкой, на которой обычно сидела в путешествии, расплавила пенку и дыму напустила, вся дымящаяся, я снова вышла на ступени... Короче, таким, как я, - пустыня самое место.
А почему Иисуса встречали пальмовыми ветками в Иерусалиме тоже понятно, пальмы повсюду, в Эйлате вообще нет других деревьев! И в Иерусалиме пальм много вокруг города. Так что всех православных с праздником! С Вербным воскресением.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

алмаз сияющий как солнце
пусть
vertela_julia
В вечные города едут найти вечное. Не суету, а то, что не испарится.
Эрик играет на медных тибетских чашах, бум - как колокол.
- Это энергия янь.
Обводит палочкой вокруг чаши.
- Инь.
Звучит как оммм - тоненько и звеняще.
- Мне больше нравится, когда не бум, а вокруг чаши.
- Значит, тебе не хватает энергии инь.
В конце концерта буддийские колокольчики булькнули и затихли.
- Они возвращают душу назад из путешествия.
На стене у Эрика копия картины Чюрлёниса «Рай».
Я лежу на полу, укрывшись одеялом, так лучше слушать музыку тибетских чаш.
- Ещё хочу купить себе шаманский бубен в Краснодарском крае, уже договорился, поеду летом, заберу.
- А чаши дорогие?
- Две с половиной тысячи долларов за набор.
У Эрика около десятка медных чаш.
- Как ты научился играть на них, ты же не музыкант?
- А и не нужно быть музыкантом, надо чувствовать, я ходил на курсы специальные, где учат. Ты ведь не слышишь фальшивых нот?
- Нет.
- Значит, у меня получается.
Буддисты уверяют, что внутри каждого человека есть алмаз, сияющий как солнце.
- И внутри меня есть?
- У каждого есть. Просто сейчас он у тебя закрыт облаками.
Омм-инь.
Растаманы, христиане, буддисты, хасиды у стены плача. Иерусалим - безумный город.
Вспоминаю свой день в старой части Иерусалима.
Минареты завывают, потом христиане начинают бить в колокол. Арабы, как скаженные, голосят на улицах.
Каменные лабиринты, пучки травы, растущие на выступах стен. На ступеньках размазанные фрукты, лепестки. По узким улочкам ездят мотоциклы, тракторы.
В старых кварталах живут и сейчас, вечером зажигаются окна в темнеющих переулках, из окон высовываются женщины, дети гоняют мячик в крошечном дворе.
Древний город жив и он лоскутный - копты, иудеи, мусульмане, греки, францисканские монахи. В храме Гроба Господня пели и наши православные на русском. По сосудам города бежит кровь всех цветов.
На улицах везде торговля. И к храмам все дороги через рынок. Как Иисус выдерживал в этом городе? Здесь можно сойти с ума от скопления народа и смешения разных энергий. Нынешний город мало отличается от того, что был при Понтии Пилате. Те же лавки, те же дороги и камни под ногами.
Когда-то по Виа Долороса вели Иисуса на Голгофу. Сейчас толпа африканцев несёт крест, распевая псалмы и молитвы, останавливаясь на местах страданий Иисуса - где его судили, бичевали, где он упал, где встретил Веронику. Африканцы истово прикладывают руку к вмятине в стене, где Иисус опёрся и стена прогнулась. Они  тоже хотят чуда, как и я, они тоже ищут в вечном - вечное. И небо Иерусалима.
…В самолёте я смотрела в окошко, за облаками пряталось оранжевое тёплое сияние.
Вот так же и во мне за ватой облаков есть тот самый алмаз, сияющий как солнце. Найти бы. Омм-инь.