February 24th, 2013

пусть

Розовые деревья

Искусство - отфотошопленная жизнь. Жизнь - это божественный фотошоп.

*
Все деревья на кладбище стояли розовые. То ствол зарозовеется у основания. То зарумянившийся бок.
- Скажи, ты видишь, что деревья розовые? Или я сошла с ума?
- Вижу...
Мы трогали их руками, разглядывали кору.
- Вот тебе задачка как биологу.
- Их какой-нибудь грибок поразил. Сразу и не догадаешься, какой.
Мне полегчало. Что не чудится. Последнее время и так чудится слишком многое. Хочется покрепче уцепиться за реальность.
Розовыми были и берёзы, и клён, и ясень.
- Это гранит с надгробий в них перетекает.
- Как? Через почву?
- Британские ученые ещё не объяснили как...
Мы шли по самой старой части кладбища. Здесь много розового гранита.
- Не подскажете, где аллея военной славы? Ищем лётчика, похороненного в 68 году.
- Туда, за церковью... - я махнула рукой. - Вы заметили, что деревья сегодня розовые?
Два парня с бутылкой водки и закуской в руке остолбенели.
Я тыкала пальцем в стволы и требовала подтверждения, что это не галлюцинация.
- И, правда, розовые... А что случилось? - они почему-то, не сговариваясь, посмотрели в небо, как будто оттуда на нас что-то сыпалось...
Мы стояли на перекрёстке двух кладбищенских аллей, и сквозь все времена и даты сквозило безвременьем и чудом.
Это был причудливый и странный цвет, каким весною загорается краснотал в оврагах. Но не жгучий, а приглушённый и как бы не отсюда...
- Деревья становятся одного цвета с надгробиями. И вороны, и люди, и собаки... Гранитная болезнь, - сказали парни и побрели искать лётчика.
- Жаль, не сделать снимок. Забыла фотоаппарат.
- Водку-то хоть не забыла?
- Взяла. И бутерброды. Помянем?
Мама ушла 23 февраля.
- Да, помянем. Она любила этот праздник. Смотри, как мама радуется, что мы пришли!

*
За оградой кладбища краски сразу изменились.
- Снова деревья обычные. Почему?
- На кладбище их обработали волшебным фотошопом, а тут - некому.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.