February 21st, 2013

пусть

Чёрные, белые семечки...


Люблю разговаривать со случайными людьми.
Он подсел ко мне на скамейку.  Парень с бутылкой пива. И с лангетой на левой руке.
Я с чёрными семечками, он - с белыми.
- Погода отличная!
- Обычная.
- Сегодня первый день на улице, после перелома, из больницы.
- Чего-то серьезное?
- Разбился на мотоцикле.
- В нашей «Семашке» лежал?
- Да. Там кормили невкусной кашей. Мы её голубям на подоконник вываливали. Они толпились на карнизе, трескали. И разожрались так, надулись как шарики. Или как курицы пухлые. Стали оступаться с карниза и падать. Пятый этаж. Лететь не могут набитые кашей. Разбиваются. Мы видели, сколько их внизу валяется под нашими окнами.
- Не представляю, чтобы голуби могли нажраться и падать...
- А вот представь, как в мультике. Смешно. Бух и всё.
Мы болтали на скамейке, а голуби у наших ног обнимались крыльями и чокались носами.
- Почему голуби всегда взрослые?  А где живут маленькие?
- Они в гнёздах, я видел. Что-то глиноподобное лепят на чердаках и в сараях.
- А какие птенцы у них? Сколько ни хожу на помойку, только больших вижу.
- Голые, смешные птенцы. Мы с пацанами доставали их из гнёзд, когда они ещё летать не умеют, и катали на велосипедах.
- Голубей на велосипедах?
- Дураки, конечно, были.
- И где же ты живешь... что катаешь голубей на велосипеде?
- В деревне, через час автобус, вот пиво допью и домой.
Дети гоняли птиц по детской площадке. А мы кормили голубей белыми и чёрными семечками.
- Что ж, поправляйся, дружище.
- Спасибо.
Вот так, и посидела-то всего 15 минут, а столько нового о голубях узнала.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
пусть

Кормушка

В то время Дарий ещё учился в младшей школе, а я была резвее и бесстыднее.
И могла перелезть через забор в чужой сад. Но не за яблоками.
Я решила украсть кормушку для птиц.
Она висела над крыльцом заброшенного дачного домика, сделанная кем-то, у кого руки растут ниже пояса. Настолько убого она выглядела. Но у меня руки были ещё хуже.
А в школе ребёнку пригрозили, что поделка должна быть к уроку труда. Иначе «два»!
Из молочного пакета кормушку делать нельзя, из пластиковой бутылки - тоже. Обычно Дарий сам такие мастерил. Его «шедевры» висели у нас на балконе.
Но в школу трудовик требовал деревянную. Настоящую.
Всю неделю я прикидывала, сколько надо купить реек и гвоздей. А ещё молоток и схему, как всё это соединить.
Дарий вечерами канючил, что надо приступить к работе, но суета загрызла меня, и я ничего не купила. А завтра - последний срок!
Вот тогда-то я и присмотрела эту кормушку, висевшую над старым крыльцом.
Дарий лёг спать огорчённый и в полной уверенности, что завтра ничего не сдаст.
Начало мая, светло допоздна. Я ждала, когда сгустится тьма, подходящая для такого грязного дельца.
- Иди! Господь с тобой и я. И за плечами призраки Макаренко и Песталоцци, - благословляла по телефону подруга, знавшая про мой замысел.
- Страшно идти на преступление.
- Это не преступление, а мелкое хулиганство, - утешала она.
- Ты не думай, я у птиц не ворую, кормушка заброшенная, в ней давно никто не кормится...
- Да перестань оправдываться, иди и воруй.
С трепыхающимся сердцем я чуть не обвалилась на гнилом крыльце, в руках - ножницы, ничего не вижу. Кормушка оказалась ветхой, поросшей мхом. И едва не развалилась в моих руках. Дома рассмотрела повнимательней - работы на всю ночь.
Очистила от грязи, ошкурила, скотчем скрепила уголки. Подправила крошечными гвоздиками для мебели. Потом достала быстросохнущую эмаль и кисти.
Трудовик предупреждал, что будет проверять, свежее ли дерево на спиле, видимо, не я одна сдавала «лежалые» кормушки. Тщательно закрасив все трещинки, выдающие возраст поделки, поставила её сушиться.
Утром Дарий ахнул, увидев свежий домик в прихожей. Спрашивал, откуда. Но я уже опаздывала на работу и на бегу приказала сдать, ничего не объясняя.
Вечером поинтересовалась:
- Ну что, приняли?
- Да, на четвёрку. Сказали, что дизайн несовременный. И крыша низкая, птицам трудно залезать. Я принёс её обратно. Ма, скажи честно, ты где её взяла?
Я призналась. И стало ужасно стыдно. Дарий потребовал вернуть уворованное на место.
- Ма, пошли скорее! Пошли прямо сейчас!
Когда стемнело, мы стояли в саду, любуясь на проделанную работу...
- А что подумают хозяева, когда заметят, что кормушка изменилась?
- Подумают, что с нею провели реставрационные работы.
Перед уходом насыпали побольше пшена. Может, кто и прилетит. Я ведь старалась...
пусть

"Зенит" - "Ливерпуль"

Дети собираются болеть за "Зенит", я ругаюсь, что матч после полуночи начнётся, и все будут не выспавшиеся завтра.  А они всё равно... Когда-то давно, на старой квартире мальчишки повязали Джуле зенитовский шарф и сфотографировали её, мы тогда бедно жили, но весело. Или это свойство памяти? Что всё нам кажется и весело, и беззаботно - издалека...

P1060599