February 9th, 2013

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Колонистский пруд. Сегодня

Пруд так назван, потому что рядом находилась колония немецких переселенцев Фриденталь (19 век, при Александре I).
А в просторечии пруд зовут Колоничка, или Каланча ("каланча-каланча - стопроцентная моча").
Из поколения в поколения дети рассказывают про пруд одни и те же ужасы. Что на середине пруда лежит покойник (сколько же десятилетий он лежит?). И что летом девочка катилась с горки в пруд, а кто-то вставил лезвие в горку и девочку резрезало... В школе мы покрывались мурашками от этих рассказов.  Сейчас все замело - и страхи, и пруд...
.
DSC00777

Collapse )
пусть

"Песни наших отцов"

В городском ДК готовятся показывать школьникам Сталинградскую битву.
Для меня обязаловка - фотографировать мероприятие.
- Мой внук сбежал после физики, узнав, что всех погонят на фильм о войне.
- Какие классы будут?
- Только младшие. Старших никакими силами не загнать.
Школьников нет и нет. Зато старушки прибывают одна за другой и крутятся перед зеркалом.
У них репетиция хора.
Старость не так пронзает, когда её в домашних интерьерах: кухня, халат, кровать.
И вдруг ты видишь старость, но в парадных зеркалах - оттенённую косметикой и кружевами.
Подчёркнутую жалкость человека - какой же он бессильный, временный. И уходящий...
Где-то далеко, в огнях рекламы - планеты и Нью-Йорки, ООНы, Байконуры, Кремли и  всякая иная фигня.
А здесь сидят бабули за 80, их шеи в белизне воротников, наряды самые нарядные... - и самые дешёвые из тряпок вещевого рынка. И кофты «под зелёный леопард»...
Они готовятся петь песни Эдуара Хиля.
- Сегодня я проснулась, внутри звучат «Мелодии отцов», - шёпотом.
- А у меня  - «Санкт-Петербург», мне эта больше нравится.
- Я пересяду? Из-за больной ноги мне плохо на диване. Стульчик лучше...
- А я из-за спины.
Прихрамывая, расставляют стулья полукругом, смотрят в ноты.
Заходит штатный баянист. Готовится седая пианистка. Ну же...

Над седым редколесьем догорает закаааааат,
И военные песни издалёка летяяяяяяяят.


*

Едва успела выскочить из ДК и разрыдалась.
- Они такие жалкие... И я такой же стану! Я буду ходить в ДК, и петь песни отцов, и поправлять на себе блузу 68 размера и штаны 59 размера, и расчёсывать у зеркала волосы цвета гнилого апельсина. И носить кофту под зелёный леопард!
- Ты не будешь такой.
- А разве бывают другими в старости?  Разве бывают?
Я не Будда, вышедший за пределы своего дворца. Я всего лишь посетила захолустный Дом культуры, но этот хор старушек - как реанимация, где умирала моя мать... «Ты скоро будешь среди них, такой же старенькой и немощной певицей, ты будешь среди них - на койке, с инсультом и с песнями отцов».
Всё тот же N-ск, я узнаю его, вот он... Вот его нищета.
...Вот школьники. Идущие на фильм про Сталинград, их всё-таки пригнали. Они сопротивляются, гогочут, но проходят в зал. Старушки, охая, ругаются, что дети без бахил. Но после наклоняются и убирают грязь за молодёжью - «пущай хотя бы фильм посмотрят»...

Над седым редколесьем догорает закааааат,
И военные песни издалёка летяяяяяяят.


*

Сделав фото, я бежала вниз по лестнице через три ступени. Мимо натюрмортов с несъедобными персиками и арбузами. Их рисовал художник N-ска. Как будто утащив натуру с того же рынка, где продавались кофты под "зелёный леопард".

Моя маленькая

стихи М. Цветаевой
До чего же мне нравится, как поёт Полина Агуреева