January 28th, 2013

пусть

Дерево счастья

дерево

Моя знакомая работает психологом, а подрабатывает тем, что делает деревья счастья из конфет. Вручную.
- Знаешь, какие они тяжелые получаются, я на весы кинула – удивилась.
- Ещё бы, шоколад!
...Да и могут ли деревья счастья быть невесомыми? На то оно и счастье, чтобы чего-то весить.
- Я всё думаю, как делать, чтобы быстрее получалось. Вот с шоколадными зайцами - вариант не очень долгий, по три часа на каждого.
- Может, с опытом придёт?
- Не, не придёт. У нас люди не понимают чужой работы. Клиенту по барабану, сколько ты возился. Надо дёшево и сердито. К примеру, последнее «Древо счастья» я делала 35 рабочих часов. А за работу ведь не возьмешь, что причитается. А это время моей жизни...
...Счастье выстраиваешь годами. Порой и не для себя, а для кого-то другого. И времени не жалеешь, и вряд ли кто тебе  за это заплатит.
- А если к каждой конфетке прикрепить историю? Делаешь и вспоминаешь сказку под название шоколадки.
-  Я ничего не вспоминаю, когда работаю. Там по-другому голова варит. И конфет много разных не повесишь. Будет некрасиво. Максимум четыре-пять видов и то напряг. Надо, чтобы и по стилю, и по цвету гармонировало.
- Не понимаю, как ты их скрепляешь. Клеем? Или пришиваешь?
- По-разному - это технология. И у меня много своих приемов. Личных. Клиенту не нравится, когда тяжело есть. Не нравится им и чтобы всё было замотано по самое нехочу. Им надо легко оторвать конфету! Обычно использую скотч и термопистолет. Поначалу обжигалась. Но когда поставишь штук десять ожогов на руки термоклеем, начинаешь работать быстро и безошибочно.
...Безошибочность - как иммунитет, чтобы следующее «дерево счастья» уже не приносило боли.
- Всё равно - это  сказка и праздник, несмотря на рутину. Ремесленничество присутствует во всякой работе. И если человек не умеет ремесла, то и чуда не выйдет. А конфеты и красивые материалы - чудо. Для меня, по крайней мере.
...Килограммы рутинного труда и невесомая улыбка. И не знаешь, у кого радости больше. У того, кто делал дерево счастья. Или у того, кто его получил в подарок.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
пусть

Старый Тюрмер

Дорога оканчивается у того места, к которому ты привяжешь свою душу, как ослика на верёвочке.
Я не хочу сейчас привязываться, я хочу идти вперёд.
Вот и старое семейное пианино Тюрмер. Оставишь его - начнёшь мечтать, что починишь, салон дома устроишь. И будешь потом годами собирать деньги на новые молоточки...
Нет, ни к чему всё это. Продам. У брата новое, он отказался, а мне и ставить некуда.

*

Настройщик роялей припарковал иномарку у пивбара «Килька» и ринулся в нашу трёхэтажку.
- Как душно! Здесь невозможно дышать! Почему инструмент такой липкий, фууу, чаем, что ли, залит?..
Киргизы, которым я сдаю квартиру покойных родителей, пожимают плечами.
- Они хоть говорят по-русски? Господи, как можно доверять подобный инструмент кочевникам? Вы откуда?
Киргизы называют город.
- Там не был. Был во Фрунзе. Знаете его? Это мой родной дед.
- Фрунзе? Знаем.
- Откройте форточку! Немедленно! Инструмент погибнет в таких условиях.
Молодой киргиз полез открывать окно.
Потомок Фрунзе за десять минут осмотрел антикварное пианино, которое я сватала: инкрустации, канделябры, резьба, клавиши - слоновая кость.
- Ремонту на месте не подлежит. Надо вывезти в мастерскую. Сам не куплю. Но друг может взять за пять тысяч на следующей неделе. И с вас тысяча сегодня - за осмотр... - восточный рынок предполагает торг, потомок Фрунзе и нынешние фрунзе смотрят на меня в ожидании ответа.
Соседка орёт в дверях:
- Их тут тридцать пять человек  живёт! - показывая на моих киргизов.
- По договору вроде пять, - вяло отбрехиваюсь.
- Ха! Какие пять?! Они идут и идут в эту квартиру, как муравьи... Милочка, я на вас в милицию напишу.
- Ну как, согласны? Пять тысяч и вывоз наш, - Фрунзе утирает пот.
Пять и пять - один чёрт... Тополиный пух летит в окна. Картинки прошлой жизни ещё витают в этой квартире. Брат-школьник на «бис» играет по нотам «Турецкий марш» Моцарта, от усердия пот струйкой стекает по виску, мама вытирает его платочком...
Колеблюсь недолго. Побеждают лень и нежелание продолжать насилие над культурным слоем. Протягиваю купюру:
- Да, согласна.
- Отлично, - выдохнул потомок Фрунзе. -  Я к вам завернул проездом на дачу. Везу туда старые вещи из города. Какая маета.
- Я в выходные тоже была на даче. Сжигала старьё, - и там боюсь привязываться к прошлому, боюсь остаться навсегда...
За пианино приехали через неделю. Столетнего Тюрмера погрузили в фургон.
Я заплатила с его стоимости одну квитанцию за квартиру.