Юлия Вертела (vertela_julia) wrote,
Юлия Вертела
vertela_julia

ВЕТЕР И КРИКИ ЧАЕК




Ветер поселился на моём перекрёстке. Он гоняет меня из дома в дом. Мимо черёмухи и сирени. Мимо мая-июня.

Ветер толкает меня в спину, когда иду от своего дома до дома родителей. И упирается в грудь, когда — обратно.

Он хлопает оконными рамами и одинокими дверями. И не стихает. И только сквозь грудь не проходит. Все двери в ней закрыты и окна тоже.

Ветер налетает, стучится. И уходит в клёны, ушибившись и плача.

*

Маленькие щенки кричат, как чайки. И с глазами грустными, даже когда накормлены.

У моего ребёнка такие же глаза.

— Пойди, посиди со щенками у «Пятёрочки». Может, кто-то возьмёт...

— Я с одним схожу, попробую,— со вздохом выбирает из коробки рыженького.

Они сидят на жаре. Мальчик и мальчик.

Их гладят — и проходят мимо.

Вечером они вернутся обратно и будут жадно пить воду. И радоваться, что остались вместе.  И уснут — один на диване, другой — в коробке.

А ветер будет трепать постиранные майки на балконе. И гнать меня через перекрёсток. В квартиру родителей.

*

После смерти мамы я не закрываю там окна. И ветер гуляет по комнатам. Но даже ему не справиться с запахом грусти, который прячется в шкафах. Среди маминых платьев. И папиных костюмов.

Ветер разворашивает фотографии, разбрасывает бумаги. И мне кажется нереальным, что на этих куцых сорока метрах когда-то мы жили ввосьмером: мои родители, я с мужем, трое наших детей и бабушка.

В комнатах всегда было душно.  Бабушка не любила открывать форточки, она боялась сквозняков. И перемен.

И вот теперь я запустила сюда ветер. Он бегает по пустой квартире как ребёнок, которого долго держали взаперти. И шаловливо тянет за руку тюлевую занавеску.

*

Ветер и крики чаек...

По небу плывёт прохладная рыбка самолёта. С красным хвостом. Хочется — яркой тропической цихлидой — увязаться следом. И чтобы всё небо было океаном. И оказаться в робинзоновой стране, как мечталось в детстве.

Много я разного думаю, пока ветер гонит меня мимо жасмина-жимолости, мимо июля-августа.

И только грудь по-прежнему закрыта на тысячи замков. И душно ей. И некому открыть в ней окна.

Я знаю, такое лето не повторится никогда.

Будет другое.

Tags: Юлия Вертела, современная проза
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments