пусть

vertela_julia


Юлия Вертела

Донашиваю Родину


Previous Entry Share Next Entry
Суп из курицы
пусть
vertela_julia
СУП ИЗ КУРИЦЫ

Пьеса

Действующие лица:

Лисса - домохозяйка, варит суп из курицы. 50 лет.
Иван - муж Лиссы, сторож с окладом 8 тысяч руб., рисует картины с курицами.
Милка - подруга Лиссы, 55 лет, вдова в активном поиске.
Работник полиции - мужик при исполнении.
Бабка-туристка - советского вида.
Юная туристка - защитница природы.
Подростки с чипсами - обычные.
Агитаторы за выборы - наглые.
Работники банка - хитрые.
Покупатель картин - дорогой.

Курицы «Невской птицефабрики» 1 кат. охлажденные по 67 руб. за килограмм
Три гроба: два для хозяев, один - гостевой.
Живут все в посёлке-музее, где бывали Пушкин, Ахматова, Кюхельбекер.


Действие первое

Сцена первая

Комната Лиссы и Ивана. Утро. На сцене три гроба. В двух гробах, потягиваясь, приподнимаются Лисса и Иван.

Лисса: Уже будильник прозвонил?
Иван: Не вставай, я сам себе супа погрею.
Лисса: Нет, я встану, просто вылезать на холод неохота. Всё-таки хорошо, что тебе зарплату выдали этими гробами, удобные они, в них лучше спать, чем на диване нашем старом, из которого пружины вылезали. Надёжно и тепло - берёза.
Иван: И привыкаешь к смерти потихоньку, сплошная польза, кхе...

Иван смеётся.

Лисса: Добрый у тебя начальник, мог бы не и расплатиться после разорения похоронной конторы, а так отдал работникам гробами - никому не остался должен. Семёновы взяли два гроба, мы - три. А ты заметил, что гостевой гроб - самый уютный? Уютней наших. Милка любит в нём ночевать, ей сны в нём снятся всякие волшебные.
Иван: Только пугаются люди уюта нашего, не понимают. Давеча зашли агитаторы на выборы. Глаза вытаращили, стали вычёркивать из списков нас, я говорю им - да живые мы, гробы пустые показал им. Они не верят, говорят, вы тут фальсификации готовите, пытаетесь мёртвыми проголосовать. Во, снова в дверь звонят. Наверное, опять они.

Иван открывает входную дверь.

Агитаторы с выборов: Так вас в списки вносить или вы уже тут померли?
Лисса: Вносить, мы поутру восстанем из гробов, суп похлебаем и придём голосовать.
Агитаторы с выборов: Это вы перед выборами заготовили гробы? Провокацию готовите?
Лисса: Так мы не перед этими выборами, а перед прошлыми ещё гробами обзавелись! И до сих пор с них не вылазим. Так и живём.
Агитаторы: А за кого голосовать собираетесь?
Лисса: Вы нам киньте в гроб предвыборные обещания, мы поглядим...

Агитаторы кидают в гробы предвыборные рекламки. Лисса читает. Вылезает из гроба, застилает в гробах постели. Иван собирает сумку на работу.

Лисса: А прежняя твоя работа была лучше. Что сейчас? Какой-то склад при гастрономе, мороженые куры, и что там сторожить. У вас на складе всё невкусное, а крысы бегают огромные, как леопарды.
Иван: Ты ж знаешь, в нашем посёлке никакой работы. Только водить туристов к дубу, помнящему Пушкина и Кюхельбеккера.

Лисса раскладывает еду по тарелкам.

Иван: Вчерашний суп?
Лисса: А нету больше ничего.
Иван: Зато горяченький, пойдёт. Погреюсь, на складе холодина, я сам, как кура охлаждённая, там скоро буду. На улице жара, а там всегда как в склепе. Ну, побежал...

Иван уходит на работу. Входит Мила, подруга Лисы.

Мила: Ну как ты, подружень?
Лисса: Да, вот посуду вымою и посидим с тобой, позагораем? Солнышко припекает.
Милка: Я принесла тебе чудо показать, сейчас увидишь....

Подруги сидят на крыльце. Ноги босые. Рядом на порожках стоит горшочек с растением. Растение совершенно белое. Милка любуется им.


Милка: Это белый кедр. Альбинос. Мутант. Лисс, вот представь, вырастим его. Такого нигде в мире нет. Продадим его на аукционе Сотбис. И поедем в Тайланд. Соседка биологию в школе преподаёт. Она говорит, что растения-альбиносы - не жильцы. Фотосинтеза у них нет. Но я верю, что дерево вырастет. Представляешь, всё белое! Белее чем снег. Ствол и иголки - бесцветные.
Лисса: Не представляю...
Милка: Этому кедру уже месяц. Ты ж помнишь, мне прислали из Сибири орешков кедровых? Ну вот - я осенью их посадила в огороде триста штук. Взошли почти все. Выпестую их за пару лет. Продам. Каждый по тысяче. И рванём на море, кости греть. Альбиноса я отсадила из общего питомника. Он как белая ворона.
Лисса: Да, странный он. Как белый ёжик. Как серебристая ёлка. Как снежный человек. Почему к необычному много сравнений? А к обычному - никаких.
Милка: У меня много посадок в саду. Две липы мои помнишь? Эти две липы - я и мой покойный муж Славка. Я помню, как покупали их. Один саженец сразу поменьше был, второй покрупнее. И ветки на Славкином дереве были поникшие. А на моём весело топорщились.
Лисса: Славки твоего уже два года нет.
Милка: Да... А деревца растут, я к Славкиному подойду, пообнимаю, и будто легче...
Лисса: Почему-то юность вспоминается в такие тёплые деньки. Как будто вчера девчоночкой вот так сидели, молодые, незамужние. Мечтали о любви.
Милка: Наивными мы были, Лиска. Курочками глупыми. А разве другие не так? Влюбились, поженились, детей завели, вырастили, и вот она - финита ля комедия.
Были цыпочками, а стали охлаждёнными старыми курами второй категории. Все внутренности из нас вырезали, сорт не первый, и уценка. Ты осмотри, все бабы после сорока пяти - потрошёные, миомы с матками поудаляли им, и вот сидят они пустые, без потрохов, и без гормонов...
Лисса: А раньше в деревнях и не лечили миомы, истекали кровью бабы да и умирали. Теперь мы хоть живы. Тебя в каком году резали?
Лисса: Меня в 98 году зарезали.
Милка: А меня в 99-м.
Лисса: Яичники оставили?
Милка: Да. И шейку. Врач сказала: всё, что нужно для мужчины, у вас есть. Я сунула палец внутрь. Шейка не такая. Размазанная какая-то. А была длинненькая.
Лисса: Шов покажи? У меня выше пупка и ещё вокруг обвивается.
Милка: И у меня огромный.


Подруги трусы спустили, швы свои рассматривают.


Милка: Ничего! Оденем купальники закрытые. И нормально. Лишь бы кедр вырос! Белый. Ни у кого такого нет. Продадим - и к морю.
Лисса: Мечтательница ты, Милка.
Милка: Ещё какая, я тут женихов себе ищу на сайтах разных. Буду тебе показывать их фоты и рассказывать про всех.
Лисса: А ты сама какого хочешь?
Милка: Чтобы душевный был, и пенсия чуток больше моей, а то моя - шесть тысяч, минималка. С неё и сигарет вволю не купишь. Ты вон за Ванькой, как за каменной стеной, сидишь спокойно дома.
Лисса: Ну Ваньке тоже не везёт с работами, зарплату вон гробами получает. А фото женихов неси, обсудим!

Иван пришёл с работы. Лиса разливает суп из курицы по тарелкам. Сама курица лапами вверх лежит на тарелке посреди стола, от неё отрывают куски.

Лисса: Сегодня в нашем магазине уценили бедра куриные в два раза! Я сразу набрала побольше, на первое и на второе припасла.

Иван сгорбленный, кашляет. По радио звучит реклама: «Не хотите, чтобы ваши родные и близкие слишком утруждались после вашей смерти? Есть неплохое решение! Купите полку для книг, которую можно легко и просто пересобрать в гроб». В дверь стучат.

Банковские работники: Кредит брать будете? (Увидели гробы.) Эээ, да вы нам кредит не отдадите. Гробы уже наготовили себе.
Иван: Отдадим, отдадим! Нам на новую баню денег надо! Какой у вас процент?
Банковские работники: Процент у нас хороший. Есть на два, есть на три года рассрочка.
Иван: Нам бы побольше рассрочку, на складе курами морожеными иногда расплачиваются вместо зарплаты, а ими как кредит заплатишь? Кура - она, конечно, завсегда продукт нужный. Но в банк не понесёшь. Да мне для бани и не так уж много надо. Покажите, я почитаю, что у вас проценты там какие...

Иван ищет очки.

Лисса: Ушли они уже, Иван. Чего ты им бормочешь. Ешь, а то остынет.
Иван: Суп из курицы - вещь.
Лисса: Да. С вермишелькой.
Иван: И хлеба с маслом - лучшая еда. Шесть буханок хлеба и шесть пачек масла. На месяц хватает, чтобы прожить.

Стук в дверь. Входит Мила.

Лисса: Да уж могла бы и не стучать.
Милка: Доброго вечерка, я пива назюзюкалась, пианая, как сухая муха. Ты ж Лиска, мне сказала, приноси, вот принесла своих хахелей. Уже месяц на знакомствах в мейле. Просмотрело пятьсот человек. Толку - ноль. А я хочу мужчину настоящего. Вроде, нормальный мужик встретился вчера, юморной. Но он мне делает одолжение: мол, буду общаться, когда жены не будет дома, послала я его, ну ты же меня уже знаешь. Опять женатый, нафиг мне он!
Лисса: Правильно. Женатый тебе не нужен.
Мила: Слушай, Лиска, как моя анкета на сайте знакомств звучит: «Ищу партнёра по зимовью». Вопрос тут у них: «Хотите увеличить груди?», я отвечаю: «Могу задушить и имеющимися, но могу и помиловать». «Чем занимались бы в свободное время?» Отвечаю: «Кадрила бы старых хренов». Любимый тост: «За лося!». Девиз: «Где просто, там ангелов до ста». Любимое блюдо: «Половинки рисового зёрнышка достаточно». «Какие у вас планы на мужчину?» - «Окрутить, обвенчать, обобрать до нитки и почивать на лаврах». «Чем заняты сейчас?» - «Прохожу кастинг на Первом канале, скоро буду вести сексуальные новости».

Лисса хохочет.

Лисса: Мил, а ты написала в анкете, что ты православная?
Милка: Нет, а то совсем никто не посещает. Мужики, они как думают: ага - она целый день поклоны бьёт, постится. Значит, кормить не будет. А я, и правда, готовить не люблю. Я ем один кусочек хлеба в день и кофе. Денег на жратву особо нет. Ты же знаешь, я была восемьдесят два килограмма, а теперь шестьдесят восемь.
Лисса: Худеешь ты подруга, аж страшно как...
Милка: Лиса, погляди фото, как тебе этот в зелёной рубашечке? Он всё голосует за мою фотографию. Пишет что ему пятьдесят лет, а на вид шестьдесят. Брыли висят, под подбородком складка.
Лисса: А как ты определяешь возраст?
Милка: По степени потрёпанности. Мужик пишет «ищу интеллектуальную», а сам безграмотный, ошибка на ошибке! А ему, блино, грамотную подавай. Спрашивает: «Чего читаешь???» - «Ремарка перечитываю». Видишь, какой мужик пошел начитанный, блино. А другие отжигают, ты только послушай: «Остеопат, свободен, танки с хайками пишет, женщину ищет - «нужно кости мять». Или вот этот: «Представитель русско-европейской фирмы, ждёт у метро Гражданский проспект, никаких условий, просто свободная любовь!».
Лисса: Пора в гробы ложиться, Милка, ты у меня сегодня ночуй. Поздно. Вон Ваня уже сопит в гробу.
Иван: Да, Милка, оставайся у нас. Гроб свободный есть.

Милка мотает головой  и уходит.

Лисса: Она не осталась у нас, потому что  у нас нет маленькой.
Иван: Чего нет?
Лисса: Маленькой. Милка каждый день маленькую бутылку водки покупает и перед сном возле кровати ставит. Половинку выдует и уснёт, а в три ночи проснётся - и допьёт остальное. Иначе спать никак не может. Это у неё после смерти мужа началось. Если она у нас в гробу ночевать останется, то маленькую надо обязательно поставить возле гроба, а то она будет восставать посреди ночи, и бродить, как вампир, и плакать.
Иван: Ужасти ты говоришь.
Лисса: Никакие не ужасти. Ты на будущее просто маленькую заготовь, тогда Милка останется у нас.
Иван: Завтра куплю. Я ж не знал.

Ложатся в гробы. Ночь. Гаснет свет.


Сцена вторая

Утро. Свет. Подруги чего-то готовят.

Милка: Лис, я балдею, мне родственники жениха нашли, отпад! Лошадь на выданье. А он мне нафиг не нужен. Но я поняла, что не понравилась ему - я тощщая теперь, мне он тоже как-то не очень. Короче, заколебали.
Лисса: Какой он?
Милка: Никакой. Бесцветный.
Лисса: А кто он?
Милка: Это двоюродный брат отца невестки. С Дальнего Востока приехал, алкаш подшитый, без паспорта, весь в наколках... нафиг он мне нужен. Киря зовут, младше меня на четыре года. Не хочу такого. Свалил бы куда нахрен. Не надо мне никаких женихов по указке партии и правительства. И чего на меня все алкаши и наркоманы слетаются. Лицо, что ли, слишком доброе? Вот ещё новости с сайта знакомств. Одному мужику телефон дала, но он звонить не спешит. Это удивляет, блино, и айкью у него сто восемьдесят... мамо дорогая.
Лисса: Айкью солидный.
Милка: А что значит этот айкью? Америкозный стандарт. Для русских это не показатель. Может, он вообще шизоид или зэк, хрен их поймешь, не звонит - вопрос: почему? Денег нет? Или высоко себя ценит? Ну и хер с ним. А общение с женихом началось с фразы: «Ты живая или такая же дура, как все на этом сайте?» Ответила в своем стиле, с юморком и зацепились языками. А он мне пишет: «Я написал продолжение «Мастера и Маргариты»! Это - диагноз. Сказала ему: «Мне ехать до тебя денег нет». Он: «Я сам готов приехать хоть сейчас», но при этом не звонит. Очередное разводилово, блин. Ну и малолетки мухой налетели - куда ж без них. На всех сайтах - альфонсы. Ищут баб богатых. А я нищая, моя анкета который день стоит, а всего тридцать просмотров, одно огорчение.
Лисса: Ну ладно, пусть хоть виртуальные страсти у тебя будут, а то же вовсе никаких.

Входит Иван.

Иван: Получил зарплату.

Отдаёт Лисе деньги. Открывает дверь в каморку, или кладовку. Оглядывает, всё ли там на месте. Возвращается в комнату.

Иван: Сейчас руки помою и поем. Что у тебя?
Лисса: Курица... И завтра опять будет курица. Каждый день курица. Варёная, жареная, я уже не знаю, что из неё готовить, чтобы не воняло рыбой.
Милка: А почему рыбой?
Лисса: Дешёвая курица всегда воняет рыбой. А ещё в ней антибиотики, их скармливают курам, чтобы не болели. Потом эти антибиотики вывариваются в бульон, и мы едим их.

Лисса косится на мужа. Он тускло хлебает куриный суп из миски.

Лисса: Как дела на работе?
Иван: Нормально.

После ужина Иван идёт в кладовку.

Лисса (вздыхает): Опять малевать будет. Другие мужики халтурят, а у него сил нет... Кому они нужны, эти картинки? Если даже каждую по рублю продаст, то больше денег изведёт на краску.
Милка: У всех мужья сходят с ума по-разному, твой хоть не шляется, где попало, а в кладовке сидит дома.
Иван (выходит из кладовки): Смотрите, девоньки, что я вчера закончил. Картина называется «Кукареку»: тут курицы-страдалицы и мученицы. У меня мечта нарисовать всех кур, что возле поселкового пруда гуляют. Они ведь все невинно убиенны будут. Беда вот только в том, что курицы похожи, как отличить, которую я рисовал, какую нет?
Лисса: Ты той, которую нарисовал, привязывай ленту на шею. И следующую бери. Так постепенно всех охватишь.
Милка: Ну Лиска - ты стратег...

Иван вешает картину в красный угол между иконами. Милка таращит глаза, но Лисса затыкает ей рот рукой, чтоб та не возражала.

Милка: Ванька, твои курицы ведь счастливы, да?
Иван: Обязательно счастливы. Разве ты не видишь? Вот смотри... (Достаёт картину из стопки фанерок.) Она называется «Ночь перед Рождеством» - курицы летят по звёздному небу в балетных пачках, в босоножках со стразами, их оторванные головы присоединяются к ним, на них сияют улыбки покоя. (Убирает картину назад, достаёт другую, потом ещё и ещё.) Вот эта - «Полёт проходит нормально» - курицы в невесомости плывут в облаках и обнимаются со своими братьями и сёстрами однояйцовыми. Эта - «Отражение» - ощипанные куры без головы рассматривают себя в зеркале, в нём они в перьях и с головой. «Свадьба» - курица в подвенечном платье держит сноп спелой пшеницы с васильками. «Праздник» - курица в переднике с петухами сидит за столом с румяными пирогами. «На саночках» - курица летит с горы в ушанке и шарфике. «Муж получил зарплату» - курица идёт и держит под мышкой пачку чая Липтон и банку корнишонов.
Милка: Хорошие картины. Но я, Ванечка, перед твоими холстами, как Буратино перед нарисованным очагом. Несчастна в своей нищете. Вчера соседи подарили мне батон и картохи, чтобы не сдохла с голоду, сына моего все осуждают, что он голодом мать морит, ничем не помогает. Я им поясняю: на нём висят кредиты, дети, не до меня ему, он говорит: «Иди на трассу, мать...».
Лисса: Серьёзно? Так и говорит?
Милка: Шутит, конечно. Намекает, чтобы искала работу, но в нашем посёлке-музее фиг её найдёшь, вон даже Ванька твой с трудом устроился на складе, с высшим образованием. А я кому нужна, курица старая? Подруга школьная обещала мне во вторник привезти жениха - тоже пенсионер, она искренне хочет меня вытащить из этой жопы. Лишь бы мы понравились друг другу. По расчёту иной раз брак и лучше, всё по-честному, без обмана, без недоверия друг другу. Пойду дрова складывать. Да курну, блино, сигареты кончились, курю хабарики.
Лисса: Сегодня не останешься?
Милка: Нет.
Лисса: Ты главное, того, не сбейся с пути, Мил.
Милка: Не, мне с пути уже не уклониться: забор, овраг, и дальше прямо до магазина: сигареты, водка. Чуть утром, чуть на ночь. Иначе мне не успокоиться. Меня трясёт.
Лисса: Понимаю.

Обнимает подругу. Залезает в свой гроб. Укрывается с головой. Иван бормочет вечернюю молитву. Над сценой летают фигуры из телевизора - телевизор работает, вещает о пристыковке к МКС. Курицы летают под потолком, их тени летают, гаснет свет. Тьма. Ночь.


Сцена третья

Утро. Свет. Милка вваливается в дверь, рыдая, с окровавленными руками. Бросает на стол одну тощую куру. Роняет голову нас стол  и плачет горестно.

Лисса: Что с тобой?
Милка: Я их всех убила!!!! Лиса, я убила! Лиса, я их топором, убила! Я!! Сама!
Лисса: Кого...
Милка (взахлёб): Куриц своих. Вчера кинула им корма, и они вокруг миски белой ромашкой расположились клевать. Но мне больше нечем их кормить. Как муж помер, хозяйство некому вести. Решила: завтра забью всех топором. Себе-то еды купить - проблема: магазин далеко, и деньги кончились. Куры тощие, и корм закончился... Что с ними делать?
Лисса: И что?
Милка: Убила всех. Тринадцать штук. Они спали, тихие. Схвачу одну за крылья, и по шее топориком. А потом держу её ногами кверху, они ещё долго дёргаются. Прощения попросила у каждой. Трёх уже ощипала. Остальных завтра. Они  у меня маленькие - несушки.
Лисса: Как ты справилась? Я же знаю этот сарай, там и развернуться негде...
Милка: Нормально. Тебе принесла одну курочку.

Лисса режет помидоры, бросает их в суп. Туда же кладёт курицу, принесённую Милкой.

Лисса: Куриный суп с помидорами? В них курица, как в крови, варится. Жуть...
Милка: Давай выпьем, подружень. Помянем курочек. Я по дороге к тебе уже выдула две банки пива и пьяная, как сухая муха.

Лиса достаёт бутылку водки. Милка выпивает стопку. Слёзы растирает по щекам.

Милка: А худенькие они какие были. Господи, там и варить-то нечего, у них всё на яйценоскость уходило, внутри столько яичек - неснесённых. Курочки радовались мне, встречали, когда приносила вкусненькое. Я же их всех помню: у одной ножка хромая, сосед её шуганул - так она и жила с больной ножкой. А тушки у них тощие. Есть-то там нечего, порубила - одни косточки. Вот ем и плачу, они недокормленные, все силы уходили на несущность, а сами как скелетики.

Мила показывает свои руки.

Мила: У меня все руки изранены, стала топором их рубить, косточки куриные ломаются под руками, я как оглушённая... первых пять, когда рубила, руки дрожали, а потом пошло... Тюк и всё. Лисс, и ты помяни, и попроси прощения, со мною вместе...

Пьют, не чокаясь. Закусывают курицей. Обсасывают косточки. Крылышки. Плачут. Входит Иван.

Иван: Девки, что за вой, а драки нету? И водки напились.
Лисса: Милка курей в сарае зарубила.
Иван: Всех?
Милка: Всех до единой.
Иван: Господи... Как сил хватило? Это ж работа для мужика.

Иван крестится.

Милка: Садись и помяни, Ванюш. А что мне было делать с ними? Как муж мой Славка помер, так толком и не вёл никто хозяйство, и денег куры наплакали, сколько пенсии той, у меня же минималка, только на сигареты и крупу хватало. Варю крупу себе без масла, я скинула за эти два года двадцать килограмм, меня уже в посёлке не узнаёт никто, так исхудала, и куры мои тощие такие же. Нечем было их кормить. Убивала их, а они как в концлагере заключённые - кожа и кости, отмучились, уууууух, отмучились мои курочки...

Завыла, рыдая, уронив голову на стол.

Иван: Я нарисую их всех - сделаю коллективный портрет: «Милкины куры».
Милка: А ты их помнишь?

Милка оторвала зарёванное лицо от стола.

Иван: Ну я же к Славке часто заходил в сарай, стаканчик пропустить - всех куриц помню.
Милка: Каждую в лицо?
Иван: Каждую. Всех сделаю в воздушных платьях, с белыми крыльями за спиной, как ангелов.
Милка: Меня только с топором не надо рисовать.
Лисса: Милка, ты как Раскольников прямо...

Лисса икнула, искоса поглядывая на подругу.

Милка: Да не Раскольников я, а кура с топором в руках. Такая ж, как они. Но только они, дуры, безысходности не понимают, а я-то её вижу!!!

Лиса гладит Милку по голове, Иван хлебает суп из миски.

Милка: Водка кончилась, но ничо, купим. Мне вот интересно, есть текилы всякие, мартели, а рука к водке тянется. Поди я русская?
Иван: Русская ты, Милка, русская. Такая коня на скаку остановит, куру на бегу зарубит...
Милка: Иван, а я когда такая стала? Наверное, после смерти Славки? Мы же привыкли всюду вместе. И в церковь, и на огороде, и вышивали вечером вдвоём. Мне никогда с ним скучно не было. А что сейчас? Я, кроме кошки, никому и не нужна.
Лисса: Нам нужна. Ночуй у нас сегодня, Милка. Время - час ночи. Заваливайся по гробам, народ! Завтра Ивану на работу подниматься.

Милку тащат пьяную, укладывают, накрывают одеяльцем.

Лисса: Мы тебе купили маленькую... Я рядышком поставлю... Вот она... (Ставит бутылочку у гроба Милки.)
Иван (бормочет из гроба): «Отче нас иже если на небеси, да святится имя твое, да приидет царствие твое... да воцарится покой в душе у каждого из нас...».
Милка: Господи я не знаю, что со мной будет, но, Господи, сделай, пожалуйста, так, чтобы со мной всё было хорошо.
Лисса: Аминь.

Тени огромных кур летают над сценой, музыка из «Соляриса», Бах. Прелюдия фа-минор. Тьма. Ночь.


Сцена четвёртая

Утро. Свет. Милка входит совершенно не в себе.

Милка: Ну всё, Лиска, твоя подруга - проститутка!
Лисса: Как так? Ты - проститутка? Когда ж успела...

Лисса падает на табурет.

Милка: Вчера ко мне приехал Володя с сайта знакомств. Мы с ним составили список, чего купить: колбаса вино коньяк, конфеты. Он всё привёз, поставил на стол.
Потом ночь любви, он сказал ночью: я уеду утром, оставлю тебе денег, чтобы ты не голодала. А сам забыл, утром оделся, завёл машину, вернулся за сумкой. Ну, я спросила: «А как же деньги?» Он тогда положил две тысячи на холодильник. В глаза не смотрит, я спрашиваю: «Почему в глаза не смотришь?» Он: «Я о работе думаю уже».
Лисса: Кем он работает?
Милка: Устанавливает теплосчётчики. Постоянно сыплет тупыми цитатами, якобы начитанный, а я чую, что он алкаш: выпил коньяк весь сам, себе подливает, а я сижу с пустой рюмкой. Говорю: «А мне?» Но всё у нас было хорошо в постели. Он меня даже довёл до конца, и пахнет, как мой покойный муж, в постели у нас совместимость, а в остальном он не мой.
Лисса: Хорошо, что деньги оставил.
Милка: Я теперь думаю: может, валютой брать? Видишь, как вхожу в роль.
Лисса: Ну вот, значит, имеешь ценность.
Милка: Да, сынок мой как в воду смотрел, сказал: пойдёшь, мамка, зарабатывать на трассу.
Лисса: Дурак он! Про мамку такое говорить. Ты жениха ищешь, а деньги вежливый человек и сам бы положил, видит, что бедность в доме, нет еды, предложил бы помощь, без напоминания.
Милка: Эх, Лиска, ты меня не выгораживай, да мне и срать, как назовут, еды теперь мне хватит, ещё и кошку покормлю. А жених не обеднеет, на иномарке приезжал, одет богато. Жди меня, сказал, когда уезжал.

Лисса как всегда стоит у плиты, помешивает куриный суп с макаронными изделиями. Маслянистая кура всплывает то грудью, то задом в кастрюле. Лиса вилкой окунает её в бульон. Милка за столом рассматривает свои покупки.

Милка: Докторский хлебец. Клетчатку в употребление для лучшего пищеварения. Без маргарина и ГМО. Лис, это я купила по уценке. Чтоб похудеть.
Лисса: Милк, да нам, чтоб похудеть, лет пять таким хлебом питаться. А не батоном за четырнадцать рублей. А с одного хлебца не похудеешь. Ты расскажи про женихов лучше.
Милка: Да вроде всё уж рассказала... Пойду, я ещё печку не топила даже. Тебе спешила рассказать, что проституткой стала Милка...

Уходит. Входит Ваня, усталый садится к столу.

Иван: Жёнушка моя, налей чего покушать, замёрз сегодня я, на складе отопления нет никакого. От холода не чую крови в жилах, будто я деревянный. Может, всё-таки взять кредит на баню, в бане хоть нагреешься как человек, там благодать. И взять не так и много надо денег.
Лисса: Милый, ты сам реши. Я в этом ничего не понимаю.

Хлебают суп.

Иван: Новости какие? С кем общалась?
Лисса: Так с кем общаться мне тут, кроме кур? Мила сегодня приходила. Да всё про женихов.
Иван: Понятно, на еду ей денег не хватает, а интернет оплачивает.
Лисса: Она всё ищет сказку, понимаешь.
Иван: Да я-то понимаю, но где же эту сказку взять?
Лисса: Вань, а ты помнишь время до Интернета? Я помню.
Иван: Да, тогда с любым вопросом обращались не к «Яндексу», а к книге, к другу. А теперь устраивают свою жизнь нажатием кнопок и любой вопрос решают через «Яндекс».
Лисса: Иногда мне хочется вернуться в то время, когда я не уповала ни на что, кроме неба. И ответа ждала только от неба. И было больше чуда, или так казалось. Не просчитывали ничего, просто верили и ждали.
Иван: А может, просто мы моложе были?
Лисса: Вань, а что есть самая настоящая сказка?
Иван: Самая настоящая сказка, что я до сих пор с тобой. Хотя ты столько лет выносишь мне мозги. Сама и со своими подружками.

Смеются, обнимаются.

Иван: Пойдём, я нарисую твой портрет - совершенно волшебный! «Моя жена в изумрудном платье и сапфировые звёзды в её руках».
Лисса: И где же ты такое увидал, Ваня?

Лисса с удивлением оглядывает себя. В халате и переднике.

Иван: На нашей кухне эти звёзды каждый день, пошли, пошли! Я нарисую быстро.  Пока я вижу их, тебя, пока согрелся - хватит сил нарисовать...

Тащит Лиссу в каморку. Усаживает позировать. Начинает рисовать.
Играет музыка. Бах их «Соляриса»

Ночь. Потихоньку гаснет свет.



  • 1
Романтично... Но, я бы название изменил на "Гостевой гроб"))

Привет) а как ты увидел запись? я поставила её июлем, чтобы послать просто драматургу ссылку на неё))

Совсем ты пропала дорогая...у меня так хреново на душе...

Привет, Ксюша милая, и у меня хреново. и на душе, и дела, так что вот и пропала я...
Ещё травма руки была. до сих пор лечу руку.

Суп из курицы-1

Пользователь petikantrop911 сослался на вашу запись в своей записи «Суп из курицы-1» в контексте: [...] Оригинал взят у в Суп из курицы [...]

Отлично,очень понравилось. ) Даже вторую ещё не прочёл уже зарепостил.
Это надо http://kolyadanik.livejournal.com/ отослать,могут поставить?

Конечно, можно. Рада, что понравилось. Её и не читал-то толком никто.

Классная вещь,жизненная и смешно и печально. Почему то вот такие вещи остаются неизвестными? ((( Для Коляда театра вполне в их формате "Концлагеристы" или "Ба" у меня есть по тэгам (Театр).
Или вот у меня "горжусь" в друзьях есть какая писательница http://petikantrop911.livejournal.com/448329.html также малоизвестная.

Спасибо, я почитаю эту писательницу.
И так приятно, когда у пьесы находится хоть один благодарный читатель, значит, писалась не зря. Вы меня порадовали.

Я же её ЖЖ ссылку не сбросил. http://voaell.livejournal.com/
Это аудио книги. Бывает хвалю,чтоб человека не разочаровать,вдохновить на новые опусы?
А здесь всё заслуженно хорошо написано. )

Ага, нашла её журнал, спасибо.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account